Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая

worldelectricguitar в вконтакте

weg


 

Pete Townshend

Интервью Пита Таунсенда для Premier Guitar (April 2010)
Источник: guitarsbot

Пит Таунсенд: о формировании стиля, сожалениях по поводу разрушенных инструментов и превращении себя в ценителя оборудования.

Интервью Premier Guitar (April 2010) с Питом Таунсендом: почему он играет на именных стратах Eric Clapton; любимые инструменты дома и в студии; оставив Marshall позади; потеря слуха; планы на будущее.

Летом 1965 года автор статьи был молодым подающим надежды барабанщиком и к гитаре испытывал не более чем сторонний интерес. Однажды вечером я стал свидетелем американского дебюта The Who в шоу Shindig! на канале ABC. Когда они исполняли “I Can’t Explain” - один из первых хитов в Британии я был просто поражен, наблюдая за барабанщиком Китом Муном, вокалистом Роджером Долтри, басистом Джоном Энтвистлом, и этим выдающимся ростом, тощим, носатым гитаристом, c вертящейся, как вентилятор, рукой. Как я позже выяснил, его звали Пит. С тех пор я и подсел на The Who.

Джим Макглинн, игравший в местной группе, и писавший для Newark Evening News, взял интервью у Таунсенда после концерта. Я думаю, Таунсенд был довольно великодушен тем вечером, если позволил ему.

Спустя несколько месяцев я купил это интервью у Джима за 10$, и оно до сих пор висит у меня на стене. Сорок пять лет спустя я все еще повторяю моему старому другу: "А я же тебе говорил!" (тогда я ему провозглашал, что The Who станет своего рода "институтом" для рок музыки). За эти годы мы вместе много раз бывали на их концертах. Через их триумфы и неудачи, публичные ссоры, агрессию и яростное уничтожение оборудования на сцене, их "звездность", а также безвременную утрату Муна и Энтвисла, и невыразимую трагедию затоптанных до смерти 11 фанов в Цинциннати, это всегда была музыка Пита Таунсенда и The Who, которая казалась мне настоящей.

Таунсенд всегда был в The Who главным оратором. Его интервью - это нечто легендарное: умный, вдумчивый, интересный, красноречивый, глубокий, порой слишком честный или подчас игривый, смеющийся над собой и дерзкий, но всегда увлекательный. Сейчас Пит предпочитает делать интервью по электронной почте, что исключает возможность возникновения каких-нибудь спонтанных вопросов или разговоров, но я верю, что вы все поймете. За время нашей переписки Пит подробно сообщил о предпочитаемых им Stratocaster и усилителях Fender, его увлеченности винтажными акустическими инструментами из собственной коллекции, о своих проблемах со слухом, и многом другом. Некоторые его замечания о концертах The Who, разрушенных гитарах и усилителях Marshall могут показаться достаточно удивительными. Тогда, вот, интервью Пита Таунсенда для Premier Guitar.Оно делалось долгое время, и я надеюсь, вы согласитесь, что в результате оправдывает ожидания.

На протяжении последних лет ты выбирал Eric Clapton Stratocaster для игры на сцене. Почему именно эти гитары, после стольких лет игры на Les Paul, SG, а также других моделях.

Немного истории: The Who достаточно плотно работали начиная с 1963 по 1982, когда я почувствовал, что с меня хватит. В общем, все эти годы я относился к моим гитарам на сцене, как к рабочим инстументам. Я никогда не пытался играть убедительно, я мало практиковался и не работал серьезно над своим звуком. Больше всего группа The Who посвящала себя единственной цели - быть отражением нашей аудитории, и некоторое время мы не представляли как у нас это получалось. Мне казалось что это происходило больше от моих песен и нашего вида, чем от нашей музыкальности. Я никогда не стал бы фанатом The Who.

Я начинал играть в начале 1962 года, на простой Harmony electric с сингловым датчиком, кажется она называлась Stratotone. Кода Роджер переквалифицировался из основного гитариста в вокалиста, он отдал мне свой Epiphone с датчиками P-90s. Если быть честным, хоть сейчас я и понимаю, что это была хорошая маленькая гитара, я не был счастлив, пока не заполучил мой первый Rickenbacker в 1964.

Вскоре я приобрел еще топовый 12-струнный Rick. Интересно подумать, что тот Маршаловский звук, который я помогал делать Джиму и его парням, был построен на слабом выходе и серфовом звуке Rick. Мне хотелось звук, как у Стива Кроппера (Steve Cropper), но более громкий. Старый Marshall и Rick давали мне это. Полуакустический корпус и динамик, выведенный из стека и поставленный прямо в корпус гитары, позволяли мне выстраивать ровный фидбек.

Еще до того, как группа стала зарабатывать деньги - я все еще говорю о начале 1964 года - вдохновленный занятиями в школе искусств, я сломал на сцене мой 6-струнный Rick. Сначала Роджер хотел починить этот сломанный Rick, но быстро распространившиеся слухи о моем сумасшествии, привели к тому что за ним последовал еще 12-струнный и около четырех других Rick, а я начал присматриваться к чему-то посильнее.

В это время The Who были в туре по Британии и Европе, а гитары были дорогими. Например мой Rick 12 стоил 385?, это эквивалентно 5925? сегодня. По отношению к доллару на 2,4 в то время, мой Рик 12 стоил мне $ 14220. Поэтому меня немного злит, когда люди меня спрашивают о художественности того, что я делал на сцене, ведь я сам это оплачивал!

Я испробовал все, что мог взять по цене, меньшей, чем стоимость дома. Есть фотографии меня с Gibson 335, Стратами, Теле, Jazzmaster и Danelectro. Первое, что меня интересовало - это прочность гитары, а не ее звук. Поэтому я использовал довольно много Fender. В процессе разрушения у меня никогда не ломались грифы, я даже стал чувствовать себя гитарным мастером склеивая и дорабатывая разбитые корпуса.

Когда Джими Хендрикс был в Лондоне, так случилось, что я использовал Страт, и он собрал свои усилители, за исключением пары примочек Фузз, по моему совету. Так что у нас в то время был похожий звук. Но к тому, что он делал тогда на этом звуке приблизиться не мог никто, поэтому я решил больше концентрироваться на игре аккордов, стараясь делать ритмическую основу размашистым и беспорядочным барабанам Муна. Довольно скоро, я случайно открыл для себя Gibson SG с датчиками P-90 и поскольку я играл через Sound City (ныне Hiwatt) и стеки Marshall, это и стало моим основным концертным звуком с тех времен. Поскольку SG довольно легкие, я сломал их несколько о свое колено, так что иногда под конец я играл на Стратах благодаря их настоящей прочности.

Мой нынешний гитарный техник - Алан Роган, пришел ко мне когда-то в самом начале 70-х, и через некоторое время я разработал Les Paul Special со средним хамбакером установленным для фидбека. Эти гитары были тяжелые. Но к тому времени моя работа на сцене предполагала меньше прыжков и панковского вида. Я все еще использовал эту гитару в последнем туре The Who в 1982 году. Gibson выпустил именную модель Les Paul Pete Townshend, хорошо работающую, но по прежнему тяжелую. Средний звукосниматель должен располагаться близко к струнам, чтобы он делал мгновенный фидбек. Он подключен через отдельный переключатель on-off, позволяющий добиваться эффектов пулеметного стаккато. Два других небольших хамбакера подключены как обычно для Gibson, но с возможностью переключения фазы. В студии с этой гитарой я мог получить практически любой нужный мне звук.

В 1989 году, когда я ненадолго собрал группу, чтобы сделать тур по поводу нашего 25-летия, я больше играл на акустике. Но после, чтобы оторваться, я уже брал страт. К тому времени я провел почти семь лет никуда не выезжая. Я много тренировался, может быть больше на клавишах, чем на гитаре, но у меня была прекрасная студия, и я на самом деле пытался научиться играть лучше. Gibson SG до сих пор имеет место в моем арсенале, но когда я открыл для себя Eric Clapton Strat, я заполучил лучшее из двух миров: когда мне нужно - чистый звук Fender, или с помощью встроенного бустера делать звук более грязным, играя аккорды с перегрузом. Я часто все еще играю на SG, и также люблю их, и использую для записей, но мне очень нравится тремоло в стиле стратов.

Я собрал свою первую домашнюю студию в 1963, что позволило мне тогда экспериментировать с гитарным звуком. Мне просто было нужно что-то, что будет подходить для каждой песни, над которой я в данный момент работал. Я сохранил небольшую коллекцию гитар для моей студии, пока работал над альбомом Who’s Next, позже в 1971, я впервые потратился в магазине Manny’s. В тот раз я приобрел мой первый Martin D-45, мандолину Gibson, пару укулеле Martin, pedal steel слайд гитару, Guild Merle Travis, и прекрасный 12-струнный Guild. Некоторые из них сохранились до сих пор. Еще до этого, для домашних демо записей, у меня была 12-струнная Harmony (очень простая, но звучала она отлично, ее можно услышать на альбоме Tommy), бас Danelectro, старомодная виолончель - я иногда ее использовал как бас, и какая-нибудь электрогитара, с которой я ездил на концерты в то время.

Все изменилось в 1971. Алан Роган помог мне найти много клевых гитар. Джо Уолш дал мне Gretsch, комбо Fender Bassman и педаль Edwards (чтобы получать звук как у Нила Янга). Кроме того, он дал мне Flying V (который я к сожалению продал, чтобы купить мою первую большую лодку - он меня так и не простил). Я купил две или три D'Angelicos, и с тех пор очень ценю их, так как это были по-настоящему хорошие гитары. Соло на акустике в середине “Who Are You” сыграно на D’Angelico New Yorker (также проданной, чтобы купить лодку!), и вы можете услышать, что я играю наконец выразительно.

Я встретил Пэта Мартино в 1993, когда я в Нью-Йорке работал над мюзиклом Tommy. Он все еще боролся, чтобы выбраться из своего поражения головного мозга, и я не думаю, что он был так уж впечатлен мной, как гитаристом. Он был вежливым, но было предельно ясно, кто из нас чей фанат. Я сходил с ума по его работам, ранним или поздним, до и после операций на мозге. Он принес мне свой Paul Reed Smith (который, кстати, показался мне слишком легким) со встроенным пьезо датчиком.Это была первая электрогитара с пьезо датчиком, которую я видел. Когда я вернулся домой, Алан достал мне пару таких, и мы начали экспериментировать с ними.

Что стало полезным для меня на сцене - это звук скольжения по струнам от пьезо датчика, который также придавал окрас и более детальный сустейн, этим я пользуюсь и по сей день. Есть еще и некоторые дополнительные преимущества. Одна из моих фишек - это удары ладонью или запястьем по бриджу и крышкам датчиков, я делаю это очень быстро, добиваясь оглушающих взрывных звуков - типа тяжелого пулемета. Пьезо играет большую роль в звуке, так как он хорошо ловит удары по корпусу. Фишман прошел долгий путь, чтобы придать пьезо датчикам чрезвычайно мягкое звучание.

Эл Ди Меола

Роджер Долтри, Зак Старки и Таунсенд играют классические хиты в шоу Super Bowl XLIV

Ты много играл на акустике во время тура 1989 года. Играешь ли ты еще в живую на акустике, и если да, то что самое любимое сейчас?

Я использую очень необычный Gibson J-200 с системой Fishman, он сочетает в себе пьезо датчик и небольшой микрофон внутри корпуса. Он не делает ее громче, но создает эффект фидбек, и дает самый близкий к акустике звук, какой только я добивался на сцене. Мы только отыграли половину Super Bowl, и я начал “Pinball Wizard” на одной из таких J-200.

Находясь дома далеко от сцены, какие инструменты ты предпочитаешь для игры или записей?

В моей студии около 40 инструментов, но я все же предпочитаю небольшое количество в конкретный момент. Последний мой восторг - это старая J-200 с бриджем Tune-omatic. Она звучит не так хорошо акустически, как другие модели с бриджем из дерева, но ее очень легко записывать. Это та модель, которую я использовал на альбомах Tommy, Who’s Next, Rough Mix, и Empty Glass. Такую же модель ипользовал Кит Ричардс в акустический треках Роллингов, таких как “Wild Horses”. Глин Джонс знал как заставить ее звучать великолепно, используя микрофон Neumann на расстоянии около двух шагов.

Из электрогитар я использую один из моих концертных стратов, также старый телек или SG. Еще дома у меня лежат несколько моделей Collings, я их большой фанат, они все просто великолепны, и несколько старых усилителей. Алан Роган часто показывает мне действительно хорошие инструменты. Я много практикуюсь на мандолине. Также у меня есть восхитительный ’71 Gibson и одна из последних Collings. Я люблю сочинять на мандолине, из-за того, что у нее строй как у скрипки, так что заодно я разбираюсь с аппликатурами классической и кантри скрипки.

Хоть ты и не очень известен как коллекционер гитар, но у тебя есть любимые экземпляры в коллекции?

Да, у меня есть купленная в местном магазине гавайская гитара Dobro, 1928 года выпуска, выглядит она похоже на сковороду. Прекрасное тенор банджо Bacon&Day со встроенным глушителем, купленное в Нью Йорке несколько лет назад. Epiphone Emperor 1956, которая звучит так, что Джон Ли Хукер с Карлом Перкинсом продали бы души и восстали из мертвых. Fender Esquire c системой изменения строя B-Bender, тоже отличная штука. Но моя любимая гитара, так уж вышло, сделана в Англии - это одна из первых Fylde Ariel с маленьким корпусом. Сейчас у меня три таких, все просто великолепные, все по-разному настроены.

Случалось ли когда-нибудь за эти годы, что ты говорил себе: "Жаль, что я разбил эту гитару"?

Да, только однажды. Это было по-моему в 1968 году. Мы приехали в Детройд по случаю выступления в Grande Ballroom, и у меня не оказалось гитары. Я зашел в ломбард, и купил два страта - один почти новый, другой был куда старше, скорее всего сделанный в первый год производства. Гитары оказались недорогими, так как продавец в них похоже не разбирался. Я начал концерт на той старой гитаре, это почти наверняка был гитара, ранее принадлежащая Бадди Холли. Я звучал как Бадди Холли, я чувствовал себя Бадди Холли. Звук был великолепный, как-будто не от сюда, колокольный, мягкий, просто грандиозный. Когда пришло время разбивать гитару, я переключился на более новую, но парень, стоявший у сцены, запротестовал: "Нет!", кричал он. "Ломай хорошую, а не эту пустышку!". Я переключился обратно, и к своему стыду, ударил гитарой ему по рукам. Я до сих пор жду, что он подаст на меня в суд, у него на это есть все права, но я был очень зол на него. Тем не менее, случай с гитарой произошел по моей вине, это моя идея, мое самоутверждение на сцене, моя абсурдность. Я не сомневаюсь, что эта гитара лежит теперь у кого-нибудь дома, и вероятно с ней все хорошо. Я надеюсь тоже самое можно сказать и про руки того бедного парня. Мое сожаление и стыд вдвое усиливается из-за этого.

В последнее время из усилителей ты играешь на Fender Vibro-King, почему именно они после стольких лет использования Marshall, Hiwatt и др.?

Послушай, пусть меня осудят, но я знаю, что первый усилитель Marshall - это была полная копия головы Fender Bassman, в него были внесены лишь незначительные изменения, которые я считаю очень важными - увеличение level. Vibro-King звучит очень похоже на старый усилитель Marshall, даже больше, чем их новые усилители. Это отличные усилители, но они требуют к себе внимание в плане обслуживания - замена ламп и т.д. Я совмещаю 10" и 12" динамики в двух кабинетах. Мне очень нравятся Fender: они великолепны в плане отдачи и дают хороший результат вместе с моим оборудованием.

Также, до того как я положил глаз на Rickenbacker(и сейчас ими восхищаюсь), я думаю, я хотел Fender Strat. Я до сих пор считаю, что это самая красивая гитара из делающихся в наше время. Тоже самое могу сказать и про усилители 60-х - смотрятся они потрясающе, Marshall выглядят похоже на что-то из The Munsters [сериал]. Вот почему я положил Британский флаг поверх динамиков. Перед тем как у меня появился Marshall, я пользовался Bassman и Fender Pro, включенными параллельно, это был моя первая фишка, вторая - это приобретение Jim Marshall, что сделало их еще громче.

Какие эффекты ты используешь сейчас на сцене, и каким образом они включены?

Я использую T-Rex delay для придания окраса, Boss OD-1 для перегрузка и сустейна, и компрессор Demeter. Все они собраны в педалборд Питом Корнишом (Pete Cornish).

Столько лет ты был известен в плане гитары больше как рокер с сильным влиянием блюза и ритм-н-блюза, я прочитал что ты набираешься опыта в качестве джазового гитариста. Это правда, и как это проявляется в твоей игре и записях?

Пит ТаунсендЯ никогда не стану профессиональным джазовым гитаристом. Но я слушал Уэса Монтгомери (Wes Montgomery - великий джазовый и блюзовый мастер) перед тем как услышал Стива Кроппера (Steve Cropper - блюзовый гитарист, автор, продюсер). Я нахожу, что для такого типа музыки, которую я пишу, джаз включает в себя аккорды с слишком большим количеством нот. Тем не менее, великие новаторы часто в своих соло играют не так уж много нот: Miles, Wes, Coltrane. Я до сих пор учусь и получаю радость от игры на гитаре. Сейчас появляется так много молодых великолепных гитаристов - быстрых и привносящих новое.

Какие именно гитаристы повлияли на тебя в молодости?

Wes Montgomery, Kenny Burrell (в его работах вместе с Jimmy Smith), Jim Hall (вместе с Jimmy Giuffre), Buddy Guy, Leadbelly, Lightnin Hopkins, Snooks Eaglin, Big Bill Broonzy, Hubert Sumlin (вместе с Howlin Wolf), Albert King, Steve Cropper, Don Everly, Bruce Welch (вместе с The Shadows), Eddie Cochran, James Burton (вместе с Ricky Nelson). Среди моих современников это были Dave Davies, Jimi Hendrix и Neil Young. В художественной школе я виделся с Bert Jansch, и он помог мне понять, какие фишки используют фолковые музыканты.

Есть ли сейчас молодые начинающие гитаристы, которых ты находишь привлекательными или влиятельными?

Их так много - буквально сотни. Гитара сейчас доступна каждому. Если у вас есть способности, скорее всего вы их разовьете еще будучи молодым. Я знаю молодых гитаристов, которым помогал, так они в подростковом возрасте уже могут пилить так быстро - буквально до потери сознания.

Это подводит нас к вопросу о потере слуха. Ты как и я долгое время будучи музыкантом, страдаешь от этой проблемы. У меня довольно тяжелая потеря, и больше по причине наследственности, нежели концертной деятельности на протяжении 40 лет. В каком состоянии сейчас твой слух? Ты пользуешься слуховым аппаратом, полагаю и на сцене тоже, как ты защищаешь свои уши?

Я не пользуюсь слуховым аппаратом на сцене, пока еще нет. Мне только что представили новую управляемую микропроцессором систему с тремя преобразователями в каждое ухо, звучит она потрясающе. Но это Китайцы, и я опасаюсь, что она сломается во время концерта...

В последние месяцы я стал носить слуховые аппараты. Есть одни новые, невероятно крошечные. Единственный способ защитить мои уши - это прекратить играть музыку. Большинство проблем я испытываю во время долгих записей в студии, когда я сочиняю. Так что я нервничаю по поводу моего будущего уже сейчас.

В последние десятилетия ты активно занимался записями. Поднялось или ухудшилось за это время качество твоих записей, и как ты используешь современные технологии?

Я совмещаю старое с новым. Я использую профессиональную аналоговую пленочную технику, вместе с компьютерными Digital Performer или Ableton Live. Но все улучшается, с первыми цифровыми технологиями было сложно, звук был бедным в начале . Мне повезло, потому что я использовал Synclavier, он позволял семплировать 100KHz в моно и 50KHz в стерео еще тогда в 1984 году, казалось, что с баснословной четкостью. Теперь же всего этого можно достигнуть даже на лэптопе.

Ты всегда был сторонником интернета и использовали его с пользой для себя в течение многих лет. Когда ты обдумывал Psychoderelict, мог ли ты знать ко всему прочему, что ты можешь предсказать расцвет интернета c темой обложки в виде сетки?

Я предсказывал развитие интернета еще в далеком 1971 году в интервью Lifehouse. Мне не все верили, когда я рассказывал в школе искусств в 1961 году, что компьютеры затронут и артистов в плане работы и взаимодействия, так же как и повлияют на общество в целом.

Я прочитал, что ты работаешь на новым альбомом с предварительным названием Floss. Можешь с нами о нем поделиться? Будет ли это снова возврат к гитарному звуку? Какая основная тема альбома и предварительная дата выхода?

Floss - это не новый альбом The Who, это мюзикл. Часть музыки мы можем сделать вместе с Роджером; я все еще работаю над ней, и думаю это займет еще около года.

Каково это было выступать сразу же после смерти Джона Энтвисла? Должно быть это было очень тяжело для тебя и Роджера?

Это было тяжело, но у нас не было выбора.

Планируешь ли ты выступить с The Who снова в обозримом будущем, и если да, то когда?

На сегодня планов выступить у нас нет.

После 47 лет игры с The Who есть ли какие-нибудь сожаления? Хотел ли ты что-то изменить, если бы мог? Выступая с группой живьем, ты все еще волнуешься или входишь в раж?

Я никогда не волновался или входил в раж на выступлениях. Я хорош в этом, и мне кажется это легким и естественным. Никаких сожалений. Я ударился в бизнес, семейный бизнес, за пределами школы искусств. Это дало мне возможности совмещать музыку (что для меня так естественно) с амбициозным творчеством, так что мне действительно повезло. Также все эти годы у меня была большая поддержка от The Who и менеджеров. Множество сумасшедших идей.

Ты когда-нибудь, даже в самых диких мечтах, предполагал, что The Who будет длится столько сколько продлилось? Доволен ли ты вашим музыкальным наследием, и всем тем что вы создали?

Перерыв в записях с 1982 по 2006 - вот большая досада. Я сделал несколько хороших своих записей, но считаю, что разрыв был необходим. Я не жалею за все это время, и надеюсь, что это еще не все.

Что ты можешь передать или посоветовать читателям PG?

Гитара - это как хороший друг, легко перенести из комнаты в комнату, из дома в дом. Если вы играете на гитаре, вы полностью счастливы.

Оборудование Пита.

Алан Роган работал техником у пита с начала 70-х. По его словам работа с The Who заключалась в том, чтобы "просто все настроить и смотреть, что происходит сегодня, потому что завтра все будет по-другому! Я знаю это после 35 лет работы! Я действительно был счастлив поработать с некоторыми великими гитаристами, но Пит для меня был и остается самым интересным. Он никогда не останавливается ... безусловно, человек, который думает, что делает именно сейчас, а не о том, что он делал в прошлом".

Гитары: Fender Eric Clapton Stratocaster переделанный Гордоном Веллсом из Knight Guitars - в бридже установлен датчик Fishman Acoustic, а также преамп EMG (часть сигнала идет на Demeter DI box, таким образом Пит может совмещать звук электрогитары с акустической). Акустическая гитара Gibson J-200 с установленными датчиками Fishman Ellipse.

Уилители: Четыре комбо Fender Vibro-King, каждый с дополнительным кабинетами 2x12. В большинстве песен Пит использует один кабинет Vibro-King с уровнем громкости 3–3.5, но может добавить еще один кабинет при необходимости. Третий и четвертый кабинет существуют исключительно как запасные. Из-за вопросов со слухом, сигнал подается через мониторы, тогда как усилители направлены от него в другую сторону на сцене. На выступлении в Super Bowl Роган подзвучивал микрофоном третий Vibro-king и направлял его назад.

Эффекты: педалборд, разработанный и сконструированный Питом Корнишем, включающий в себя компрессор Demeter, Boss OD-1 старого выпуска и дилэй T-Rex.

Микрофоны и мониторы: ленточный микрофон Shure KSM313 для усилителей, Shure Beta 58A для вокала, Shure PSM 900 - монитор в ухо.

Струны: Ernie Ball (.011–.052) для электро. D’Addario EXP 19s (.012– .056) для акустики.


 

 

 

 

 

  Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

© 2010 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин