weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Wes Montgomery

JazzQuad.ru

Уэс Монтгомери

Даже спустя 35 лет после своей смерти Вес Монтгомери признается джазовым гитаристом номер один. Несмотря на свою трагически короткую творческую карьеру, он сумел изменить мир джазовой гитары. Его уникальный стиль (часто описываемый как "невозможный") установил новые стандарты в игре на этом инструменте.

Его мелодически и ритмически искушенная музыка была пронизана блюзом и поражала своей техничностью. Сочные октавы, "текучие" аккордовые пассажи, элегантные, свингующие одноголосые линии. Его музыка - яркое воплощение бибоп-ориентированного джаза конца 50-х - начала 60-х годов. Практически сразу после появления на широкой джазовой сцене он был признан лучшим джазовым гитаристом со времен Чарли Крисчена.

В конце 30-х - начале 40-х годов Крисчен установил новую эру в импровизации на гитаре. Его подход был ориентирован на духовые инструменты. Вес Монтгомери развил его концепцию и создал устойчивый лексикон для джазовой гитары. Большинство современных гитаристов - указывают его как музыканта, оказавшего на них самое большое влияние. Это Джордж Бенсон (George Benson), Пэт Метени (Pat Metheny), Ларри Корриел (Larry Coryell), Пэт Мартино (Pat Martino), Стив Кан (Steve Khan), Кевин Юбэнкс (Kevin Eubanks), Джо Пасс (Joe Pass), Эмили Ремлер (Emily Remler), Тэд Данбар (Ted Dunbar), Стиви Рэй Воэн (Stevie Ray Vaughan), Эрик Джонсон (Eric Johnson) и многие другие.

Джон Лесли "Вес" Монтгомери родился в Индианаполисе, штат Индиана, 6 марта 1923 года. "Его родители не были музыкантами, - вспоминала его вдова, Сирена, - Но все их дети - играли. Их семья была такой же бедной, как и все вокруг. Они работали каждый день". Джун - старший из братьев, к сожалению, умерший слишком рано, был великолепным ударником. Вильям "Монк" Монтгомери стал одним из первых джазовых музыкантов, обратившихся к бас-гитаре. Младший Бадди превосходно играл на вибрафоне и фортепиано. Даже сестра Эрвена играла на фортепиано в церкви.

Родители Веса развелись, когда дети были еще маленькими. Бадди остался в Индианаполисе с матерью и сестрой, а остальные дети переехали с отцом в Колумбус, штат Огайо. В последствии Бадди Монтггомери вспоминал: "Я должен был идти в 6 класс, но я не хотел больше ходить в школу. Это были 30-е, Депрессия. Я хотел зарабатывать - и начал разгружать лед и уголь, таскать ящики с фруктами, зарабатывая пару четвертаков в день - и я был счастлив". Монк накопил 13 долларов и купил для Веса тенор-гитару, у которой были всего четыре струны (ми, си, соль и ре). Весу тогда было 12 лет и он не особо увлекался игрой. Когда ему исполнилось 17, они с Монком перебрались к матери в Индианаполис.

"Он всегда был музыкантом, но тогда он не играл так усердно, как потом, когда он стал старше, - вспоминает Сирена, - Когда у него была 4-х струнная гитара, он мог немного поиграть, а потом пойти играть в футбол или кататься на мотоцикле". Вес и Сирена поженились в 1943, спустя два года после первой встречи.

Шел 1943 год. У Веса и Серены родился первый ребенок. В тот же год по радио передавали композицию "Solo Flight" в исполнении оркестра Бенни Гудмена, в которой Чарли Крисчен блестяще играл свои импровизации. В начале 60-х Вес, в интервью для журнала "Jazz Monthly" вспоминал то время: "Я не знаю, что меня привлекло - мелодические линии, звук или его подход. Я просто никогда не слышал ничего подобного. До него я слышал многих, кто играл на электрогитаре - Лес Пол постоянно был в эфире, но это не производило такого впечатления. Крисчен поразил меня, потому что он был другим. Он звучал так хорошо и свободно, что я сказал себе - может быть, стоит купить себе инструмент! У меня была хорошая работа - сварщиком на стройке, так что я пошел и купил себе гитару и усилитель, и сказал себе - теперь я буду только играть! Но я обнаружил, что это непросто. Я был уверен, что мой талант - сварка, но я забросил его".

Вес пошел в музыкальный магазин и за 350 долларов купил электрогитару Гибсон и усилитель. Спустя шесть-восемь месяцев с тех пор, как он начал играть, Вес мог сыграть все соло Чарли Крисчена. Тогда ему было 20 лет.

"Когда я начинал играть, я не думал становиться профессионалом. Я играл для себя. И в один прекрасный день владелец клуба, проходя мимо моего дома, постучал в дверь и спросил - кто это играет? Я сказал, что это я. Он не поверил мне - а я не поверил, что он владелец клуба! Но когда я все-таки сыграл ему, он предложил мне работу! Wow! Я? Работаю? Я же играл всего пару месяцев. Но я пошел в клуб, и играл там только соло Чарли Крисчена, которые я выучил с записей - это было все, что я мог. Конечно, другие музыканты знали это и однажды они просто не отпустили меня со сцены. Но я не мог играть ничего другого! Я был в таком замешательстве, что сказал себе: я вернусь домой и начну заниматься!"

Занимаясь, Вес неосознанно выработал технику, впоследствии, ставшую его "фирменным знаком". В то время когда все гитаристы извлекали звук либо ударом медиатора, либо при помощи ногтей, играя в "пальцевом стиле", Вес играл подушечкой большого пальца, добиваясь мягкого, бархатного звука.

"Когда я начал заниматься, я купил себе все, что нужно. У меня была коробка медиаторов, и я был уверен, что среди всех есть и "мой". Я отказывался играть без усилителя. Я сидел дома и играл, счастливый. Но я всегда включал свой новый усилитель слишком громко, и скоро соседи начали жаловаться. Я не обращал на это внимания, ведь для меня это не был шум - это была музыка! Но спустя два месяца, когда я играл, жена пришла ко мне и спросила - не буду ли я добр выключить "эту штуку". Штуку? Она имела в виду гитару и усилитель! Я положил медиатор и просто провел по струнам пальцем. Так лучше? "О, да, - сказала она, - Лучше". Так что я сказал себе: я буду играть так, пока не научусь, а потом уже возьму медиатор. Играть пальцем было нелегко, так что, когда я впервые попал на сцену, я взял медиатор. Я потерял их больше 15 за тот вечер! Я не подумал, что надо было освоить технику владения медиатором! Так что я сказал "позже" медиатору. Я играю для собственного удовольствия, и мне это нравится. Я решил, что буду играть пальцем. Наверное, тысячи гитаристов играют пальцем, только не в Индианаполисе! Однако, чем больше я узнавал, тем оказывалось меньше музыкантов, играющих так, и мне даже стало страшновато!"

Вес работал на стройке и много играл. Все его братья тоже играли, и домашние репетиции вскоре стали обычным делом. Одним из музыкантов, который учил Веса, был пианист Мел Ли, позднее игравший у Би Би Кинга. Время от времени Вес с разными группами уезжал из Индианаполиса, но в скором времени возвращался.

"Он действительно хорошо играл, но абсолютно не умел читать ноты, - вспоминал бассист Рей Браун, с которым Вес в середине 40-х играл в группе пианиста Снукума Рассела, - Когда мы разбирали новую вещь, то Снукум играл ему его партию, и Вес моментально все схватывал - такой у него был слух. Мы записывались, но пластинка так и не вышла. Вес был с нами два или три месяца, а потом соскучился по семье и вернулся в Инди­анаполис. В то время это был крупный музыкальный центр. Многие бэндлидеры набирали себе музыкантов оттуда".

Вернувшись домой, Вес по ночам играл в клубах, а днем работал на нескольких работах, чтобы обеспечивать семью. В конце 40-х, во время поездок, он заезжал в Детройт, чтобы послушать Кенни Баррела, чья репутация была очень высока, несмотря на то, что тот был еще совсем юным.

"Я играл в клубе Судан, где не продавали алкоголь, так что подростки могли заходить туда, и я мог работать там. Вес и его друг (саксофонист) Алонзо "Пуки" Джонсон приехали из Наптауна, чтобы меня послушать. Тогда я не придавал этому значения. Он приезжал время от времени и слушал. Постепенно мы стали друзьями. Он был очень застенчив. Потом я редко его видел - до тех пор, пока он не перебрался в Нью-Йорк..."

В 1948 году биг-бэнд виброфониста Лайонела Хэмптона играл в Индианаполисе. Уезжая из города, бигбэнд пополнился молодым гитаристом Весом Монтгомери. Он проработал там в течение двух лет. Короткое акустическое соло, единственное свидетельство его игры в тот период, показывает, что он все еще находился под сильным влиянием Чарли Крисчена, с которым Хэмптон работал десятилетием раньше, в секстете Бенни Гудмена. Музыканты дали молодому гитаристу кличку "Rev" от reverend - преподобный, священник - потому что Вес никогда не пил. Коллегами Веса по биг бенду были басист Чарльз Мингус и трубач Тедди Бакнер.

Вскоре Вес устал от постоянных гастролей. Он боялся летать на самолетах, и ему приходилось постоянно ездить на автомобиле. Иногда ему приходилось ездить из Детройта в Майами или из Нью-Йорка в Сан-Франциско. Это изматывало, и к тому же Вес не любил расставаться с семьей, так что в 1950 он вернулся в Индианаполис. В то время Вес внимательно слушал новаторские записи Тэла Фэрлоу.

Семья росла, и ему приходилось постоянно много работать. Ритм его жизни поражает - с семи до трех часов дня он работал на стройке, в девять вечера - играл в клубе до двух ночи. И с полтретьего до пяти утра он играл в другом ночном клубе. Такой напряженный образ жизни не мог не сказываться на здоровье - он несколько раз падал в обмороки. Спал урывками, когда была возможность. Тем не менее, он продолжал играть. С братьями они образовали группу Mastersounds, довольно популярную на Западном побережье. Бадди играл на басу, а Монк на вибрафоне. В 1955 они приехали в Нью-Йорк, на фирму Колумбия, чтобы записать альбом. К сожалению, он так никогда и не был закончен, но одна сохранившаяся запись - "Love for Sale", в которой Вес играет всего один квадрат соло, поражает тем, насколько далеко он продвинулся за рамки стиля Чарли Крисчена, с имитации которого когда-то начинал. Это был свой, новый стиль. Братья вновь вернулись в Индианаполис. Позднее, в интервью Вес сказал, что считает, что лучше всего играл именно в 50-е. "Но кто об этом знал? Только жители Индианаполиса, и я думаю, что они все еще говорят об этом. Слушатели на Востоке говорили мне: приятель, а откуда ты взялся? А я уже давно играл!"

В конце 1957 года братья Монтгомери, барабанщик Пол Паркер, саксофонист Алонзо Джонсон и молодой 17 летний трубач Фредди Хаббард записали несколько композиций, которые были изданы на лейбле "World Pacific/Pacific Jazz". Несколько месяцев спустя братья записались в Лос- Анжелесе. Следующая запись состоялась в 1959 году. Бадди Монтгомери вспоминал, что по крайней мере на нескольких концертах Вес заменял Монка и играл на басу. Результатом записей стали альбомы "Montgomery Brothers Plus Five Others", "Kismet", и "Montgomeryland", некоторые треки из которых позднее были включены в компиляцию, изданную фирмой Blue Note под названием "Montgomery/Beginnings". В композициях "Wes' Tune," "Billie's Bounce, и "Old Folks" Вес полностью демонстрирует свой новый стиль, все, чем и поныне восхищаются слушатели - мелодичные, ритмически насыщенные одноголосые импровизации, игра октавами, аккордовые соло. Но, несмотря на записи, известность к музыкантам так и не пришла. В то время публика неохотно признавала новые таланты, да и Вес был представлен как сайдмен. Тем не менее, эти записи не прошли мимо джазменов, и о них стали говорить в кругах музыкантов.

В сентябре 1959 года саксофонист Кэннонболл Эддерли и его брат, трубач Нэт в составе биг-бэнда Джорджа Ширинга, добрались до Наптауна. "Мы слышали о местном феноменальном гитаристе, так что мы отправились в Guided Missile Room, маленький ночной клуб, расположенный в гетто, - вспоминал Нэт Эддерли, - К сожалению, в клубе не было телефона, так что мы отправились на ближайшую заправку, чтобы позвонить продюсеру Riverside Оррину Кипньюзу. Тогда было три или четыре часа утра, все было закрыто, так что нам пришлось подождать один день, пока мы не вернулись в Нью-Йорк".

Дункан Шидт, организатор Индинаполисского Джаз - Клуба, вспоминал этот случай: "Сет начался, и в середине первой композиции Кэннон - болл перебрался за столик, стоявший прямо напротив Монтгомери. А Вес уже играл в свой изумительной, уникальной манере. Я помню, как Кэннобол тяжело опустился на стул и изумленно выпучил глаза. Он буквально прирос к столику на все время сета".

В начале 90-х, был выпущен бокс-сет "Wes Montgomery - The Complete Riverside Recordings", в котором собраны все студийные и концертные записи, сделанные гитаристом за время контракта с лэйблом Riverside. В сопровождающем буклете продюсер Веса Оррин Кипньюс оставил свои воспоминания практически о каждой студийной сессии: "Монолог Кэннонболла был короток: в Индианаполисе есть один гитарист; мы должны заполучить его на лэйбл. Я был впечатлен. Слышать как джазовый музыкант говорит "мы" о звукозаписывающей компании - это нечто. Тем же утром, в новом выпуске "Jazz Review" Нэта Хентффа и Мартина Уильямса я прочитал восторженную статью Понтера Шуллера о трио Веса Монтгомери. Два положительных отзыва от таких разных и обычно невозмутимых музыкантов, без сомнения, было хорошим предзнаменованием. Я сразу же захотел лично послушать его и вылетел в Индианаполис... Я сидел за столиком прямо напротив Монтгомери. Сет начался, и через секунду я понял, что слышу что-то совершенно новое. У меня до сих пор перед глазами его палец, которым он играл - в быстрых вещах он буквально пропадал из виду - вместо него я видел лишь расплывчатое пятно, а зрение в те годы у меня было идеальным..."

Кипньюс слушал трио Веса всю ночь, кочуя за ними по клубам. А на рассвете достал уже заполненный контракт и предложил Монтгомери стать эксклюзивным артистом лейбла Riverside. Через пять месяцев Весу исполнилось 37. У него была жена и шестеро детей. Кипньюс решил, чтобы не терять время, записать Веса с его трио. Они уже давно играли вместе, и репертуар уже был неоднократно отработан в клубах. Не прошло и двух недель, как Вес, ударник Пол Паркер и органист Мелвин Райн (Melvin Rhyne) были в Нью-Йорке. "Я встретил Веса в начале 50-х, когда он играл в Коттон Клубе - ночном клубе в Индианаполисе. Все восхищались им - слушать его было просто наслаждение. Когда Вес подписал контракт с Riverside, я полетел с ним записываться в Нью-Йорк. Он мог взять любого другого органиста - кругом были более сильные музыканты, но он не захотел. Я не мог в это поверить и сильно нервничал. Я рад, что не прислушивался тогда к тому, что думал... Вес был отличным учителем; можно было научиться многому, просто находясь рядом с ним. Он терпеливо объяснял мне множество различных композиций. Он не умел читать ноты, но знал аккорды и их названия, например, как F7 и ВЬ9. Он мог объясняться на музыкальном языке."

Несмотря на свою боязнь полетов, Вес отправился в Нью-Йорк на самолете, но не взял с собой гитары. Кипньюсу пришлось обратиться к Кенни Баррелу, с просьбой одолжить инструмент и усилитель. "Однажды Оррин Кипньюс позвонил мне и спросил, не могу ли я одолжить Весу гитару и усилитель, для записи дебютного альбома. Я подумал, что Весу понравилось как звучит моя гитара в записи, и решил, что мой Гибсон L-7 и Fender Twin подойдут для него. Я чувствовал себя польщенным - он обратился именно ко мне. Я был рад ему помочь, потому что он был моим другом, и у него не оказалось с собой гитары. Он не любил летать, и я думаю, что ему не нравилось брать свою гитару в самолет - я до сих пор не люблю брать в самолет свою..."

В первой же записи Вес продемонстрировал свой классический паттерн для соло - он играл одноголосые импровизации, потом переходил на игру октавами, и в кульминации играл соло аккордами. Кипньюс вспоминал о записи дебютного диска: "Я старался, чтобы запись прошла как можно более свободно. Но обстоятельства были не на моей стороне. Когда Вес разогревался, у него порвались две струны. Пользуясь прерогативой лидера, он отправил Райна за заменой. Музыкальный магазин был всего в нескольких кварталах от студии. Но органист очень долго не возвращался, и мы начали волноваться. Когда мы уже обзванивали в полицию и больницы, Мелвин наконец вернулся. Он был в первый раз в Нью-Йорке, поэтому заблудился на обратной дороге. Он забыл адрес и название студии! К счастью, потом он вспомнил дорогу обратно... В отличие от своих конкурентов (или коллег - как вам угодно) Prestige и Blue Note, мы позволяли музыкантам делать несколько записей одних и тех же композиций, в поиске наиболее удачных вариантов... В первый же день были записаны четыре из девяти композиций. В следующий вечер мы записали шесть. Две вещи в альбом не вошли..."

Несколько слов о уникальном стиле музыканта. Так как он был самоучкой, Вес выработал уникальный подход к гитаре, который поразил всех его современников. Различные техники игры, им созданные, позволили добиться нового звучания и нового подхода к построению соло. И хотя Вес всегда настаивал, что его техника базируется на ограничениях, возникающих при игре пальцем, но именно эти ограничения и создавали новые возможности. Вес никогда не пользовался медиатором. Вместо него он играл большим пальцем правой руки. В интервью Вес объяснял:

"Мне не нравится звук, который получается, если играть медиатором. Я пробовал играть с ним где-то около двух месяцев. Я не играл пальцем все это время, а потом спросил себя: хорошо, и как же ты собираешься играть? Мне нравился звук, который получался при игре пальцем, но мне нравилась и скорость при игре медиатором. Все сразу получить нельзя, так что я остановился на пальце". Еще одна из гитарных техник, которую Вес любил использовать - аккордовые соло. По существу, это была попытка имитировать на гитаре соло пианистов. Игралась последовательность аккордов и их инверсий, которая формировала мелодию в верхнем голосе. Вес предпочитал строить аккорды на первых четырех струнах. Несмотря на ограничения в скорости игры, Вес мог играть очень полнозвучные, красивые соло.

Но фирменным знаком Веса стала игра октавами. Он не был первым, кто начал играть так, но именно он довел эту технику до совершенства. Чтобы играть октавы на гитаре, пальцы левой руки должны стать в довольно неестественную, и поначалу даже болезненную позицию. Когда Вес только начинал играть октавами, то довольно быстро пальцы его левой руки деревенели. Но он продолжал практиковаться до тех пор, пока рука не привыкла. Для игры октавами необходима физическая сила и точность - пальцы левой руки, удерживая форму, скользят по двум струнам. Это и останавливало этих гитаристов - октавы изменялись случайно, в качестве украшения. Вес же мог играть в этом стиле и мелодию, и соло.

Он особо не интересовался инструментами и аппаратурой, предпочитая стандартные модели, так что если бы что-нибудь сломалось или потерялось, он мог бы с легкостью достать замену. Он играл на Gibson L5 CES (Cutaway Electric Spanish) практически всю свою жизнь. Вес сменил много усилителей, но никогда не был доволен их звучанием. В конце концов, он остановился на Standel Transistors и Fender Tube Amp, но всегда жаловался на их звук. Несмотря на это Вес отказывался играть неподключенным, даже когда занимался. Он очень редко использовал гитарные эффекты, предпочитая живое, усиленное звучание.

Все эти особенности сплавились в новый уникальный стиль. Вес любил смешивать все свои техники игры в своих соло. Как уже говорилось, даже ограничения при игре пальцем открывали для него новые возможности. Так как он не мог играть быстро, то часто создавал "зацикленные" участки в своих соло, мастерски используя паузы. В интервью он так пояснял свою концепцию, "Моя цель - свободно перемещаться между различными техниками. Допустим, если я играю мелодию, или контрапункт, или линию в унисон с другим инструментом, то в следующий раз я сыграю это аккордами, или октавами, или смешаю несколько техник. Так можно получить множество вариантов".

Через четыре месяца, в январе I960 года был записан следующий блестящий альбом "The Incredible Jazz Guitar of Wes Montgomery". Весу аккомпанировали: пианист Томми Флэнаган, басист Перси Хит и ударник Альберт Хит. "Кто-то записал для него его композиции в ноты. Когда он приехал в Нью-Йорк - у него они были, - вспоминал Томми Флэнаган, - Это были замечательные вещи - West Coast Blues, в виде вальса и Four On Six - основанная на Summertime. Это была одна из его первых значительных записей, и он вел себя очень скромно в студии, однако как музыкант он приводил нас в благоговейный трепет. Он немного нервничал, потому что не мог читать ноты и играл только на слух, но его знания простирались гораздо дальше, чем все, что мы знали. Мы были ошеломлены. Было необычно слышать, чтобы гитарист играл так всего лишь большим пальцем".

Эта запись принесла Весу признание. Альбом стал классикой джаза и признается одним из лучших дисков Монтгомери. Композиция West Coast Blues стала хитом и исполнялась известными джазменами, такими как Кэннонбол Эддерли и Сонни Роллинз. В том же году Вес участвовал в записи пластинки Нэта Эддерли "Work Song". Проект был необычным. В нем участвовало несколько ключевых музыкантов того периода. Пианист и композитор Бобби Тиммонз (Bobby Timmons), чья фанковая пьеса "This Неге" сделала дебютный альбом квинтета Эддерли бестселлером. Сэм Джонс, один из главных басистов на Нью-Йоркской джазовой сцене тех лет, играл на виолончели. Партию баса в некоторых вещах играл молодой Рон Картер. Когда состав был утвержден, Нэт захотел включить также и Веса: "Вес должен был записываться примерно в то же время, что и я. Оррин и я, мы оба хотели, чтобы Вес принял участие в моей записи (Work Song) Я никогда раньше не играл с ним, так что мы устроили репетицию. У него заняло ровно минуту, чтобы выучить те вещи, которых он не знал. Мы все записали с первого раза!"

В мае I960 Вес записывался как сайдмен в нескольких проектах. Хард-боп саксофонист Харольд Лэнд (Harold Land), известный по своей работе в квинтете Клиффорда Брауна - Макса Роуча (впоследствии место Лэнда в квинтете занял молодой Сонни Роллинз), впечатлил Кипньюса своей игрой и он решил записать его группу в виде импровизированного джем-сешн. Звукооператором этой записи (West Coast Blues) был Уолли Хейдер (Wally Heider), впоследствии создавший методику записи неповторимого саунда Веса. Через несколько дней Вес принял участие в записи пластинки Кэннонболла - "Cannonball Adderley And The Poll Winners", где на фортепиано и вибрафоне играл молодой британский пианист Виктор Фельдман, поразивший своим мастерством всех музыкантов.

В то время Вес находился в поисках более глубокого и теплого звука. Во время записи альбома "Movin' Along", после многочисленных экспериментов, звукооператор, Уолли Хейдер, смешал усиленный звук гитары с акустическим, поставив микрофон перед Весом. Так родился классический звук Монтгомери - теплый, мягкий, глубокий. Кипньюс вспоминал, что каждая композиция записывалась несколько раз, а его блокнот был испещрен пометками "В.М. не доволен своим соло (остальным нравится)".

В конце I960 года он был признан джазовыми критиками Новой Звездой в разделе "Гитара". Но в тоже время Вес был удручен своими доходами. Кипньюс пытался ободрить его: "Я сказал ему: год назад ты был бедным и никому не известным. Теперь ты все еще бедный, но уже звезда. Это хороший прогресс".

C 1961 по 1962 год Монтгомери жил в Сан-Франциско - отчасти для того, чтобы сократить постоянные поездки домой, в Индианаполис. "Когда он жил в Сан-Франциско, я осталась в Индианаполисе с детьми, - вспоминала Сирена, - я всегда могла связаться с ним. Он никогда не уходил из дома, не сказав, куда идет".

Он много играл в маленьких клубах и барах. Ударник Пол Хампфри (Paul Hum - ihrey) играл с Весом и его братьями в то время: "В I960 я играл с Весом и Мелвином Райном, когда они были в Детройте. Весу понравилось, как я играю, и он предложил мне присоединиться к составу с его братьями для поездки в Калифорнию. Они хотели поиграть в местных Детройтских клубах, чтобы я ознакомился с аранжировками, прежде чем мы двинемся в дорогу. Первый клуб, где мы играли, был в Оклэнде. Я заработал 50 баксов. А потом мы двинулись по побережью в Ванкувер, где записали концертный альбом "The Montgomery Brothers In Canada". После мы поехали на восток и завершили свой путь в Half Note в Нью-Йорке. На первое выступление, в мае 1961, пришли Майлс Дэвис (Miles Davis), Гил Эванс (Gil Evans), Леке Хамфрис (Lex Humphrie), Чарльз Мингус (Charles Mingus), и Кэннонболл Эддерли с Нэтом. Вес играл через усилитель Fender и у него была новая примочка, только что разработанная - система, позволяющая играть через усилитель без шнура. Один раз он, играя, даже вышел из клуба и смотрел на всех через окно. После нескольких сетов у нас бьи джем, и Мингус сменил Монка Монтгомери на басу.

Позднее мы играли в Crawford’s Grill в Питсбурге. Молодой гитарист, который работал в заведении через дорогу, не мог попасть в наш клуб, потому что был еще несовершеннолетним. Я провел его через заднюю дверь, нашел ему место в клубе и запретил ему заказывать себе что- либо. Этот парнишка вырос и стал Джорджем Бенсоном (George Benson), тогда ему было только 17. Когда мы ехали в машине, Вес часто играл на гитаре, сидя на заднем сидении. Мы шутили и смеялись, разъезжая по стране на машине. Вес был обычным парнем. Некоторые люди зазнаются и ведут себя как звезды, но он был не таким. Я многому научился у него. Я встретил больших звезд, заработал себе немного репутации и возможность расти дальше".

В 1961 Вес на короткое время присоединился к группе саксофониста Джона Колтрейна. Состав группы: МакКой Тайнер (McCoy Tyner) - фортепиано, Эрик Долфи (Eric Dolphy) - саксофон, Элвин Джонс (Elvin Jones) - ударные. К сожалению, не известно ни одной записи этой группы с Весом Монтгомери. Они выступили на Monterrey Jazz Festival, и в обзоре журнала Даунбит Вес Монтгомери был назван критиками лучшим солистом в группе. После они много играли в Сан-Франциско, в клубе Jazz Workshop. "Это была очень сильная команда, - вспоминал Кипньюс. - Музыканты очень любили владельца клуба, который позволял им играть столько, сколько они захотят. Сеты были очень долгие, соло - длинные, но музыканты играли доя собственного удовольствия, бесплатно. Люди стояли на улице и слушали. На одной из репетиций Вес предложил сократить длину композиций и продолжительность соло. Он сказал: "Джон может играть столько, сколько он хочет, но я хочу сократить свои соло, и я уверен, что Эрик хочет сделать то же самое". Позднее Вес рассказывал мне, что когда он посмотрел на Эрика Долфи, то впервые понял значение выражения "взгляд, которым можно убить".

Пианист Колтрейна Маккой Тайнер вспоминал тот период: "Когда Вес жил в Сан-Франциско, Джон Колтрейн постоянно приглашал его играть с нами. Мы играли вместе в Jazz Workshop и на Monterrey Jazz Festival. Джон попросил меня показать Весу гармонии тех вещей, которые мы играли тогда. Я называл ему аккорды, но Вес хотел, чтобы я проиграл их ему - чтобы послушать, как они звучат. Его гармоническая концепция и октавы очень хорошо сочетались с моей игрой, а слух его был просто феноменальным. Он был прирожденным музыкантом. То, как он играл пальцем и октавами, было потрясающе. У него был очень теплый звук... Я любил то, как он строил свои соло. Его игра была лиричной, живой, и звучала очень жизнерадостно. Он мог придумать прекрасную мелодию на любой аккорд. Он был прекрасным парнем.

Джон попросил Веса отправиться с нами в гастроли, потому что его игра привносила в нашу группу мелодический элемент, но я не думаю, что Вес хотел играть музыку в нашей концепции. Я чувствовал, что ему немного не нравились некоторые вещи, которые мы делали в плане музыки. Множество вещей происходило, пока он играл - и возможно, он чувствовал, что не может принимать в этом участие. Хотел ли он двигаться с нами на следующий уровень концепции, вопрос спорный. Эрик Долфи был с нами в то же самое время, что и Вес. Я знал, что у каждого свой стиль, и я менял свой подход, аккомпанируя каждому из них...

У Веса было странное чувство юмора. Иногда он мог сказать что-то очень смешное, но при этом смотреть на тебя совершенно спокойно. После того, как ты рассмеялся его шутке, он мог смеяться над тобой. Однажды мы столкнулись в Беффало, Нью-Йорк Он был со своей группой, а я был с Колтрейном. Вес пожаловался на плохое самочувствие, и я посоветовал ему заглянуть в магазинчик, где торговали здоровой едой. После того как он откусил один кусочек, он сказал: Боже, что это? После этого, год спустя, на вечеринке в Оакленде, он поддразнил меня: этот парень сказал, что он знает хорошую еду, а потом притащил и заставил меня есть какое-то дерево!"

Колтрейн хотел, чтобы Монтгомери работал в его группе на постоянной основе, но Вес отказался. Сам он так высказывался о авангардном джазе: "Я отказываюсь принимать участие в том, где моя роль не совсем определена. Когда мне говорят - мы будем играть, и ты тоже вступай, то мне должны сказать, с чем вступать! Если кто-то любит абстрактные вещи и не умеет объяснить, что он хочет, то я не знаю, что мне делать..."

В том же году он вновь воссоединился с братьями, и они записали пластинки "Grooveyard", "The Montgomery Brothers" и "The Montgomery Brothers In Canada". Также братья участвовали в записи популярнейшего поп-джаз пианиста того времени - Джорджа Ширинга ("Love Walked In") Как вспоминал Кипньюс: "Все очень старались играть максимально "коммерчески" - избегали длинных соло и сложных фраз. Но все были слишком талантливы, чтобы получилась плохая пластинка. Когда запись окончилась, я вернулся в отель и позвонил своему партнеру по бизнесу, чтобы сообщить ему, что я только что спродюсировал свою самую коммерческую сессию записи. Как только я положил трубку, мне позвонил Ширинг и стал благодарить меня за возможность сыграть максимально джазово, больше, чем за все последние годы..."

В конце 1961 года Вес и его близкий друг, виброфонист Милт Джексон (Milt Jackson) записали динамичную пластинку - Bag Meets Wes. Партнерами Веса стали одни из лучших сессионных музыкантов джазовой сцены тех лет: Уинтон Келли - фортепиано, СэмДжонс - бас, "Филли" Джо Джонс - ударные.

Большинство музыкантов, которые слышали Веса, утверждали, что лучше всего он играет на концертах, а студийные записи не дают такого же впечатления. И, спустя два с половиной года с начала карьеры Веса на Riverside, Кипньюс решил записать "живой" концерт музыканта. Альбом записанный в небольшой кофейне Tsubo, недалеко от Сан-Франциско моментально стал классикой.

В записи принимал участие давний поклонник Веса - тенор-саксофонист Джонни Гриффин, а еще ритм-секция квинтета Майлса Дэвиса - Уинтон Келли - фортепиано, Пол Чэмберс - бас и Джимми Кобб - ударные. Репетиций практически не было - Майлс был против того, чтобы его ритм-секция принимала участие в записи.

Оррин Кипньюс вспоминал: "Все звучало так, как будто они играли вместе годы. Вес играл с такой свободой и легкостью, которых мы еще никогда не слышали в студии. И он не критиковал свою игру после каждой композиции! Позднее он провел почти год с трио Уинтона... Конечно, были проблемы. Майлс был против и отступил только тогда, когда Уинтон спросил: "Если я не буду играть, ты мне заплатишь, столько же, сколько мне предложил Оррин?" В конце первого сета Чэмберс был слишком пьян, чтобы играть (постарайтесь не прислушиваться к линии баса в I've Grown Accustomed То Her Face)..." Вес был в расцвете своего таланта. Его соло завораживали своей свободой и энергией. На пластинке были также несколько его новых композиций, ставших джазовой классикой - Full House, S.O.S, Cariba.

Вес был признан лучшим гитаристом в I960, '61, '62, и '63 годах. И после длительной работы на побережье Монтгомери вернулся в Нью-Йорк. Для того, чтобы музыкант имел право работать, он должен был получить так называемую "cabaret card". Неожиданно у Веса появились проблемы. "Его обвинили, что он солгал, заполняя анкету, - вспоминал Кипньюс, - Вес написал, что никогда не находился под арестом, но оказалось, что в полиции Индианаполиса был протокол на него. Там было помечено V.A.D., но что это означает, в Манхэттенской полиции никто не знал. В Индианаполисе Вес постоянно работал в ночных клубах, таких как Missile Room. Однажды полиция провела рейд и всех музыкантов отвезли в участок и зарегистрировали". Помог Весу один из полицейских, который подружился с Весом - у них обоих были большие семьи. Он выяснил, что V.A.D - сокращение от "visiting a dive." - посетитель злачных мест. Обвинение было несущественным, и Вес получил право работать в городе. Критик Джо Голдберг вспоминал, какое впечатление оказывал Вес на Нью - Йоркских гитаристов.

"В один из весенних дней 1963. года я отправился в Five Spot, чтобы послушать трио Джима Холла. С ним должны были играть Рон Картер и Томми Флэнеган. Когда я зашел, трио уже играло, но Джим сидел за столиком и внимательно слушал, как Вес Монтгомери играет на его гитаре вместе с его трио! "Он справляется?" - спросил я Джима. "Более чем!" - ответил он и вновь обратился в слух. Этот вечер навсегда сохранился в моей памяти".

В 1963 Вес записал пластинку, которая определила направление его музыки на последующие годы. Она называлась "Fusion! Wes Montgomery With Strings". Гитара Веса была окружена струнной группой. Великолепная аранжировка Джимми Джонса Jimmy Jones) и игра Веса преимущественно октавами способствовала успеху пластинки.

Кенни Баррел был второй гитарой в оркестре: "Я играл в основном ритм. Вес и я сымпровизировали вступление к "God Bless The Child". Джимми Джонс считал, что это придаст нужную атмосферу, перед тем как вступит струнная группа... Всем музыкантам понравился Вес. Это был один из самых приятных сеансов записи в моей жизни. Струнная группа особенно полюбила игру Веса - если им нравится музыка, то они начинают постукивать смычками по пюпитрам. Вес был счастлив".

"При первой же встрече по поводу записиi Вес сказал Джимми Джонсу: "Сделай так, чтобы я звучал как Синатра" - вспоминал Кипньюс. Однако сразу же после этого диска Вес вернулся к формату, с которого он начинал - органное трио. Ему нравилась та свобода, которую оно давало. Он вновь объединился с органистом Мелвином Райном, с которым он делал свой первые записи на Riverside и ударником Джимми Коббом (Jimmy Cobb). Следующие три альбома он записал с ними - Boss Guitar, Portrait Of Wes и Guitar On The Go.

К сожалению, лейбл терпел убытки, и к середине 1964 года после внезапной кончины компаньона Кипныбса, Вилла Грауэра, разорился. "Я помню, что в то время Вес был особенно недоволен собой. Он делал множество вариантов каждой вещи и придирался ко всем мелочам. В студии скопилось много отбракованных треков и когда я утратил контроль над лейблом люди из банка, которым теперь принадлежала компания выпустили два ужасных альбома Portrait Of Wes и Guitar On The Go. Там были треки, которые я и Вес отбраковали, названия некоторых композиций были перепутаны, во многих вещах были указаны неверные авторы", - писал в начале 90-х Оррин Кипньюс.

Так закончился для Веса период сотрудничества с Riverside. За исключением альбома "Fusion!/Wes Montgomery With Strings", записи на Riverside были сконцентрированы на том, чтобы представить Веса как импровизатора и стилиста, в формате малых групп. Всегда будучи перфекционистом, Вес довел до совершенства свой звук и поднял игру октавами до уровня высокого искусства. Записи на Riverside представляют Монтгомери на пике своего таланта. Однако денежный доход Веса не был равен признанию его таланта. "Он чертовски мало зарабатывал", - вспоминал Кипньюс.

"Теперь, когда Монтгомери достиг коммерческого успеха, я сомневаюсь, что он запишет когда-либо хороший альбом. Может, он будет записывать серьезную музыку под псевдонимом," - критик Харви Пекар (Harvey Pekar). После банкротства Riverside Монтгомери подписал контракт с Verve, попав к продюсеру Криду Тейлору (Creed Taylor): "Я решил, что если люди хотят услышать Веса Монтгомери, то я буду записывать его в доступном для них виде. Мне не очень-то нравилось записывать его со струнными группами, но если в таком виде его записи были более доступны для людей, то это был правильный путь... Когда я начал записывать Веса для Verve, у него уже был сложившийся образ - он работал в основном с малым составом. Но Вес хотел попробовать себя в новом направлении. Я дал ему запись Little Anthony And The Imperials, которая называлась "Goin Out Of My Head", чтобы посмотреть, сможем ли мы сделать версию, которая привлечет более широкую аудиторию. После того как Вес послушал запись, он сказал: "Ты, наверное, спятил!" Но я сказал ему, что уже договорился с аранжировщиком Оливером Нельсоном, чтобы он сделал хорошую аранжировку этой вещи, так чтобы Весу было интересно играть ее. Я попросил его по крайней мере мелодию сыграть только октавами - то, что он довольно редко делал на Riverside. Эта запись (Goin Out Of My Head) закрепила наши отношения, потому что он стал получать более выгодные предложения и зарабатывать больше денег. В то же время критики стали говорить, что я сукин сын - потому что "одел" игру Веса в эти струнные группы. На нас посыпалось много всякой ерунды, но мы не обращали внимания.

Вначале Вес хотел записываться с братьями. Но я сказал ему, что хотя они и превосходные музыканты, но он гораздо выше их по уровню, так что он должен записываться с такими музыкантами как Гради Тэйт (Grady Tate), Рон Картер (Ron Carter), и Херби Хэнкок (Herbie Hancock). Также я объяснил ему, если его записи будут хорошо продаваться, то он сможет больше платить братьям и во время гастролей все будут еще довольней. Он продолжал гастролировать с ними, и все было прекрасно. На концертах он был звездой. Вес был очень уступчив, и насколько я знаю, его братья все прекрасно восприняли.

Перед самой смертью Вес зарабатывал по $10,000 за концерт. Это позволяло ему неделями играть в клубах, как он и любил. Он был очень счастлив своему успеху. До сих пор продолжаются споры о творчестве и коммерции в музыке. Наши проекты с Весом были коммерческими, но и Вес и я знали, что в них была и творческая сторона.

Когда мы записывали альбом Road Song, как оказалось, последний альбом Веса, он пожаловался мне, что все время сильно устает. Название альбома было слегка ироничным - это действительно была его "дорожная песня" - он всегда был в дороге. Как личность, это был самый прекрасный парень, которого я когда-либо встречал. Он был всегда пунктуален, никогда ни с кем не спорил. Все любили его".

Так начался "коммерческий" период в творчестве Веса Монтгомери. Особое значение придавалось оркестровым аранжировкам и доступности материала. Первым диском был Movin' Wes, затем, в 1964 году последовал Bumpin'. Несмотря на посыпавшуюся критику, у него к тому времени была жена и семеро детей, которых он должен был кормить. Сотрудничая с Verve, Вес двигался дорогой расширения своей аудитории и соответственно больших прибылей. Также, как и на альбоме "Fusion", он записывался с большими оркестрами и группой струнных. В конце своей карьеры он часто играл октавами только тему, а оркестр заполнял все остальное. Тем не менее, Вес наконец получил возможность жить более комфортно. Он достиг большой популярности не только у любителей джаза, и, несмотря на двойственные эмоции, наконец, смог наслаждаться финансовой стабильностью, которую давно заслуживал. Он всегда ставил семью на первое место перед музыкой, и это было неизменным правилом всю его жизнь.

Легендарный гитарист Лес Пол (Les Paul) вспоминал то время: "Я впервые услышал Веса Монтгомери в клубе Count Basie's, в Гарлеме. Я был сражен его техникой, и тем, как он играл пальцем. Определенно, он слушал меня, Джанго Рейнхарда, Чарли Крисчена и других. Пэт Мартино играл напротив в клубе Smalls' Paradise, а Джордж Бенсон играл в соседнем квартале. Одним вечером мы вчетвером встретились на улице. Я засмеялся и сказал: "Здесь собралось столько таланта, что мы сможем победить кого угодно в мире."

Однажды мы сидели с Весом и Джорджом Бенсоном. Вес пожаловался, что не может достаточно зарабатывать. Я сказал, что ключевой момент - играть коммерческую музыку. "Мне не нравиться даже думать об этом", - сказал Бенсон. Я же указал ему, что ты должен играть то, что люди хотят услышать, а не то, чему ты их хочешь научить. Вес сидел и слушал. В конце концов, кто-то предложил добавить струнных к его октавам, и вскоре он начал это делать. Я знал, что так и будет. Когда я увидел Бенсона, он все еще говорил: "Никогда". В конце концов, он стал делать то, что должен был - и начал петь... У Веса был широкое видение и понимание музыки, и он был способен делать разные вещи. Это был великий музыкант".

В 1965 произошло воссоединение Веса с Уинтоном Келли, Полом Чамберсом и Джимми Коббом (Smokin' At The Half Note). Казалось, возродился свободный дух Riverside. Запись концерта в клубе Half Note, казалось, вернула лучшие времена Монтгомери. Однако следующая пластинка, записанная в том же году, Goin' Out Of My Head, опять представляла Веса в формате оркестра со струнной группой. Она завоевала "Грэмми" в разделе "Лучшая джазовая инструментальная запись".

В течении многих лет боязнь полетов ограничивала туры Веса и сказывалась на его здоровье. Кенни Баррел вспоминал: "В 60-е мы оба были очень заняты, но я летал, а он много ездил. Это изматывало и измучивало его. Он играл ночь в Чикаго, а через пару дней - в Лос-Анжелесе. Как друг я беспокоился за него. Я часто удивлялся, почему он не сделает свое расписание менее плотным, и я думаю, что он не хотел требовать этого. Он был человеком, который не хочет создавать никаких проблем. Я не помню, чтобы он когда-либо сердился".

Турне Монтгомери в Европу в 1965, было одним из немногих моментов, когда он согласился лететь на самолете. "Если бы он мог, он бы поехал на машине," - вспоминал Кипньюс. В Англии Вес выступил в телевизионной программе на канале ВВС - Jazz 625, запись которой является бесценным документом, демонстрирующим его уникальную игру. Он играл в квартете - фортепиано, бас и ударные. Частые крупные планы движений его рук во время игры разрешили давние многочисленные споры по поводу его техники.

В 1966 Вес продолжил записываться в формате больших оркестров. Записи Tequila и California Dreaming были очень тепло встречены публикой. Год спустя он и Крид Тейлор подписали контракт с А&М, выпустив A Day In The Life - еще один бестселлер - и Down Here On The Ground. Альбом Road Song был записан в 1968. Несмотря на то, что все "коммерческие" альбомы Веса были качественными, с интересными мелодиями и красивыми аранжировками, импровизации в них были сведены к минимуму. Тем не менее, многие современные музыканты отмечают, что записи Монтгомери на Verve и А&М были первым их знакомством с джазовой гитарой.

Монтгомери был очень расстроен тем, как джазовая пресса реагировала на его записи. "Я видел, что происходит с людьми вроде Тэйтума или Колтрейна. Колтрейн умер прежде, чем успел завершить то, что начал. Тейтум умер тогда, когда должен был быть признан величайшим пианистом в мире. И не играет значения, какими мастерами они были - главное здесь то, как была представлена их музыка. Те, кто критикует меня за то, что я играю джаз слишком просто, не понимают того, что я делаю. Когда мои записи поднимаются в чартах Billboard, критики не могут решить - называть меня джазовым или поп-музыкантом. Но это просто одно из направлений в моей музыке. В том, что я делаю, есть джазовая концепция, но я играю популярную музыку, и к этому надо относиться соответствующе...". Помимо этого, Вес был расстроен и некоторыми аспектами своей растущей популярности. Гитарист Барни Кессел вспоминал его слова: "Видишь людей, собравшихся здесь? Они пришли послушать не меня, они пришли послушать, как я играю свои хиты, потому что если я играю свои вещи или "Giant Steps" Колтрейна, они скучают и начинают разговаривать".

15 июня 1968, Вес умер у себя дома от сердечного приступа, на руках у жены. Изматывающий режим жизни в ранние годы подорвал его здоровье. Он знал, что болен, но ничего уже не мог сделать...

"Вес был удивительным человеком. Он не пил, был очень разборчив в еде. У него было семь детей. Он был идеальным отцом. Он говорил неторопливо, думая о том, что он собирался сказать, никогда не произнося случайных слов. И у него было прекрасное чувство юмора". Саксофонист Джонни Гриффин (Johnny Griffin)

"Отец с матерью взяли меня послушать Веса с его братьями. Они играли в клубе Pep's, в Филадельфии. Мне было 16 или 17. В это же время вышла пластинка Groove Yard (Riverside), Вес играл фантастически. В конце сета отец предложил Весу выпить, и он согласился. Я не поверил своим глазам, когда он заказал себе только апельсиновый сок. Я поговорил с ним немного... Потом мы столкнулись, когда я должен был играть в клубе, где он только что закончил. Он поразил меня тем, что помогал органисту выносить Hammond ВЗ со второго этажа... Иногда я просил его объяснить мне, что он только что сыграл, но он говорил мне "Я ничего не знаю о тех названиях о которых ты спрашиваешь. Я не могу тебе дать ответа. Я играю не так, я играю то, что слышу". Мы никогда не играли вместе - я был слишком молод и очень боялся... Вес был лучшим человеком из всех, кого я знал....". Гитарист Пэт Мартино (Pat Martino)

"Прямо перед тем как Вес умер, в 1968, я встретил его на Kansas City Jazz Festival. Я попросил у I iero автограф - он у меня до сих пор на стене - и рассказал ему, что учусь играть. Он сказал: "Ты должен знать все ноты на инструменте." Это был самый лучший совет, потому, что тогда я не играл дальше 5 лада". Гитарист Пэт Метени (Pat Metheny)

"Гитара - тяжелый инструмент. Когда начинающий гитарист слышит парня, который уже играет, то он думает, что тоже так сможет. Но он не знает, как долго этот парень играл! И он разочарован - потому что не может сыграть даже двух нот. Тогда он думает: я поборю себя и буду заниматься. Но проходит шесть месяцев, и он все еще не может построить фразу. И тогда он думает, что он, наверное, очень тупой. Но если вы посмотрите на гитариста, который уже немного играет, то вы увидите, что после какого- то момента его не интересует, насколько у него все получается - он будет заниматься, пока не научится. После какого-то времени новичок слышит небольшую разницу в своей игре, и это придает ему немного вдохновения, чтобы двигаться дальше. И первая вещь, которую он понимает - этого, что он уже никогда не бросит играть. Самая большая проблема - это начать". Джон Лесли "Вес" Монтгомери

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин