weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Эрик Клэптон: «Я не знаю, что сейчас считается роком»

rollingstone.ru

Эрик Клэптон

Прошлым летом Эрик Клэптон рыбачил в английской глубинке, когда ему пришло сообщение. Умер певец и гитарист Джей-Джей Кейл. «Я сел на берегу реки, - вспоминает Клэптон. - Я слышал, как время от времени из меня вырывается стон, как будто мне было ужасно больно. Это было очень глубокое чувство». Позже, сидя в самолете, который вез его в США на мемориальную службу по Кейлу, «я решил, что я сделаю эту запись».

«The Breeze: An Appreciation Of JJ Cale» - это оммаж Клэптона старому другу, чей минималистичный и спокойный саунд и цепкие хуки были для Клэптона «обобщением всей американской музыки: кантри, джаза, блюза - всего». Клэптон и Кейл в 2006 году выпустили совместный альбом «The Road To Escondido», а родившийся в Оклахоме Кейл всегда был для Клэптона надежным источником хитов: и «After Midnight» 1970 года, и «Cocaine» 1977-го были песнями Кейла. На «The Breeze» Клэптон перепевает менее известные песни Джей-Джея, такие как «Magnolia» с классического диска 1972 года «Naturally», и сжатую «Rock And Roll Records» 1974 года. В записи приняли участие такие музыканты, как Марк Нопфлер, Том Петти и Джон Майер.

В интервью Rolling Stone 69-летний Клэптон признает, что теперь ему тяжело писать песни, утверждает, что на полном серьезе подумывает завязать с гастролями, и говорит, что почти не слушает новой музыки. Вместо этого на недавних альбомах и концертах он подчеркивал вдохновение и утешение, которое ему приносят старые записи: песни Кейла, классический блюз и джаз. «Я посланник, - говорит Клэптон. - Это было моим призванием на протяжении большей части моей жизни. Я показывал людям: «Посмотри, меня это сильно зацепило. Может быть, тебе тоже понравится».

«The Breeze» также является посланием Кейлу. «В этом случае я просто говорю: «Спасибо», - объясняет Клэптон.

В последний раз вы посвятили целый альбом одному автору в 2004 году, когда выпустили «Me And Mr. Johnson». Что объединяет Кейла и Роберта Джонсона?

Невероятная мощь их выступлений и сдержанность. Джей-Джей всегда стремился только к одному - добиться новых высот в своем мастерстве. В его записях было что-то - например, громкость вокала в итоговом миксе. Мне казалось, что надо подойти поближе к динамику.

Многие американцы знают Кейла только благодаря вашему исполнению его песен.

Когда я начал обсуждать этот альбом с Дэйвом Капланом, который управляет моим лейблом Surfdog, он слышал только те песни Кейла, которые я перепел. В Европе мы воспринимали Джей-Джея как американу, как воплощение вашей корневой музыки. Джей-Джей был очень критичен в отношении своего таланта. Он был доволен, что его просто знали как певца и сочинителя. Но когда я пытался играть как он - это за пределами способностей большинства музыкантов. У нас слишком тяжелая рука. Он умел очень точно и тонко выражать эмоции.

Почему вы раз за разом возвращаетесь к старым источникам вдохновения, таким как Кейл, Джонсон, блюзмены Фредди Кинг и Чарльз Браун?

Они связаны с тем, как я учился воспринимать музыку, когда я ходил по клубам, слушая блюз и фолк. Эти песни были для меня стандартами. В них был вес, они несли мудрость и чувство истории.

Если вы хотите поместить это в социальный контекст, то суть в том, что Англия была на пороге поражения во Второй мировой войне. Но мы поднялись и сумели отбиться. Блюзовые певцы воплощают эту стойкость и готовность биться до конца. Роберт Джонсон был один против всего мира, и ребята моего поколения понимали это ощущение: мы были непобедимы.

Что случилось с вашим талантом к сочинительству? Ваши последние альбомы в основном состоят из каверов.

Я просто ленюсь. Когда я дохожу до момента, когда надо решить, что делать дальше, я включаю телевизор. Я легко отвлекаюсь. Я много раз писал песни, а потом забывал их. Я записываю их как голосовую заметку на телефоне, а потом теряю ее.

Вам больше нечего сказать?

Такое рано или поздно обязательно случится. Музыка - это очень непросто. Вот почему мне нравятся вещи Джей-Джея. В них много сложных деталей. В этом суть сочинения музыки: «Что я могу сделать с этими аккордами, чтобы они звучали по-новому?»

Вы еще слушаете рок-музыку?

Иногда. (Делает паузу.) Я не знаю, что сейчас считается роком. Я не уверен, что понимаю, кто его играет. Последний гитарист, который показался мне феноменальным, был Блэйк Миллз. На «Crossroads» в прошлом году я играл с Куртом Розенвинкелем - пытался удержаться с ним на одном уровне и понять, что я могу у него утянуть.

Если вы не слушаете новую музыку, что вы думаете о будущем гитары?

Гитара в надежных руках. Сейчас блистает Гэри Кларк-младший. Он уже несколько лет в деле и еще как следует не разошелся. И она всегда в безопасности, пока есть люди вроде Джимми Вона и Дерека Тракса. Главное - душа и характер. Надо уметь быть скромным и уметь учиться, надо служить музыке. Всегда найдется кто-то, неважно что происходит вокруг, кто достаточно любопытен, чтобы подумать: «А я могу так сделать?»

Вы устроите еще один «Crossroads»? После каждого вы говорите, что это все.

Нет, я думаю, что теперь действительно все. Я больше не хочу так выкладываться. Записывать «The Breeze» было радостью. Я планировал записать еще один альбом для себя, когда Джей-Джей ушел, так что это будет следующей вещью, которую я сделаю. В следующем году я могу дать пару концертов и заявиться: «Друзья, это все. Я ухожу». Потом я буду думать, что мне делать с этим: достаточно ли мне будет время от времени заглядывать в студию и играть дома для своей семьи.

В 2001 году вы сказали мне более или менее то же самое.

Ну, да... (Смеется.) Становится все тяжелее оставаться здоровым - сохранять силы и энергию, давать концерт за концертом. Большую часть вечеров я теперь провожу дома. Смотрю телевизор и ложусь спать в десять.

Насколько часто вы играете дома?

Достаточно часто. Может быть, раз в день или раз в два дня - достаточно подолгу. Я беру акустику и пытаюсь что-нибудь придумать.

Вы играете те же старые блюзовые номера, что и на сцене?

Нет, я всегда просто импровизирую. Я не играю уже известные мне вещи, если я не собираюсь сыграть их на концерте. По большей это что-то абстрактное, как будто я вожу карандашом по бумаге и пытаюсь запечатлеть то, что находится передо мной.

Вы планируете играть песни с «The Breeze» вместе с музыкантами, которые участвовали в записи?

Я не думаю, что у нас получится. Очень сложно правильно это все организовать. У нас остались песни, которые не вошли на альбом. Некоторые вещи, которые мы играли, до этого не были выпущены. В августе у меня будет время, чтобы их доделать и, может быть, начать записывать свои собственные вещи.

Значит, у вас есть новые песни, которые вы не забыли и не потеряли?

Да. (Смеется.) Они на моем айфоне.

Автор текста: Дэвид Фрике

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин