Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая

worldelectricguitar в вконтакте

weg


 

Rory Gallagher

Источник: stolica.fm

Рори Гэллахер

Рори Гэллахер

ПРОЗВУЧАВШИЕ ПЕСНИ:

1. Shadow Play
2. Same Old Story
3. Laundromat
4. Secret Agent
5. Wayward Child
6. Loose Talk
7. Shin Kicker

НИКОЛАЙ АРУТЮНОВ РЕКОМЕНДУЕТ ДИСКИ:

Photo-Finish – 1978
Stage Struck – 1980
Jinx – 1982

АРУТЮНОВ: Я приветствую всех любителей классического рока, особо сегодня приветствую тех, кто в классическом роке больше ценит блюзовую составляющую, потому что наша программа – напоминаю, это программа «Историческая справедливость» в лице ее ведущего Николая Арутюнова – будет сегодня вам рассказывать об ирландском поющем гитаристе, которого зовут Рори Гэллахер.

(Звучит песня «Shadow Play».)

АРУТЮНОВ: Сегодня – Рори Гэллахер, вот музыкант, который заслуживает, безусловно, нашего с вами повышенного внимания, внимания чуть больше, чем было до того. Я сразу хочу извиниться, если иногда буду его называть Рори Гэллагер, то это по старой привычке, дело в том, что я очень давно уже, еще в начале 70-х, услышал какую-то его, естественно, концертную пластинку, где его объявляли и сказали «Рори Гэллагер», и с тех пор я это так произношу, хотя, наверное, правильнее, во всяком случае, сам он, наверное, свою фамилию произносил как «Гэллахер», потому что это более по-ирландски, а «Гэллагер» – это, скорее, по-английски. Так что вот буду стараться, ну, короче говоря, не обращайте на это внимания, да, собственно, это вообще не суть, а суть, наверное, в том, что я сейчас процитирую одно высказывание Джими Хендрикса, хотя никто не поручится за то, что это было в реальной жизни, это уже сегодня красивая легенда, но, собственно, никто и не удивится, если это было на самом деле. У Джими Хендрикса однажды, как гласит эта легенда, журналист спросил: «Скажите, Джими, а каково это – быть лучшим гитаристом в мире?» – и Джими на это ответил: «Не знаю, спросите у Рори Гэллахера».

Ну хорошо, Рори Гэллахер – народный гитарист, вот, собственно, опять же в этих словах вся суть, и суть его подхода к музыке, это, безусловно, одна из самых ярких звезд британского блюза, и его второй волны, мы говорим с вами сейчас о британском блюзе второй половины 60-х годов, и хоть Рори был ирландцем, и ирландцем остался, тем не менее, естественно, это часть британского блюза. На протяжении всей своей карьеры Рори Гэллахер исповедовал один и тот же подход – это такая, в общем, непритязательность в подходе к блюз-року, грубоватость, грубоватая манера игры на гитаре, короче говоря, рабоче-крестьянская, что ли, музыка без особых изысков. Как вокалист Рори Гэллахер тоже весьма своеобразен, он, скорее, даже не пел, а выкрикивал какие-то фразы, которые, тем не менее, потрясающе органично сочетались с его гитарной игрой. «Так, – спросите вы, – а что ж тогда, о чем же мы сегодня будем с вами говорить?» Ну я вот уже, собственно, отсылаю вас опять к этой легенде об ответе Джими Хендрикса – это во-первых, а во-вторых, от себя скажу, что мы будем с вами говорить об одном из лучших гитаристов в рок-музыке. Вас это устраивает? Меня вполне.

Поскольку я сказал, что Рори Гэллахер – это блюз-роковый гитарист, ну, опять же вот эти два понятия будем путать, я буду его называть, наверное, и рок-гитаристом, рок-исполнителем, и блюз-исполнителем. Вот он как блюзовый гитарист – безусловно, наверное, самый агрессивный, что ли, в своей исполнительской манере. Я бы сказал, что был только один человек, который мог с ним сравниться в этом, и они немного, действительно, похожи. И этот человек жил по другую сторону океана, об этом человеке мы с вами уже достаточно давно говорили, вы, наверное, догадались, я имею в виду Джонни Винтера. А так, все остальные гитаристы, вернее, Рори Гэллахер очень отличался от всех остальных звезд британского гитарного блюза. Ну, вот давайте вспомним, что вытворяли на своих гитарах такие люди, как, предположим, Робин Трауэр, Эрик Клэптон, Джефф Бек – у всех этих людей основой была такая интуитивная игра, безусловно, и они полагались на свою интуицию, на природное чувство блюза, но в той или иной степени подключали и интеллект к своей игре, а такие люди, как Робин Трауэр, Джефф Бек – очень сильно подключали этот самый интеллект. Рори Гэллахер – это просто tabula rasa, это абсолютно чистая доска, это вот человек, который даже не играл, как жил, а просто его игра и жизнь – это эквивалентные вещи. И его стиль игры на гитаре, и звук его гитары, я думаю, никак не были связаны с модой того или иного времени. Хотя, с другой стороны надо отметить, что все же чуть-чуть по каким-то признакам можно, скажем, понять, что «Taste» – его первая группа, а это группа конца 60-х, там было чуть-чуть психоделии, и в 70-е годы, когда он уже занимался сольной карьерой, ощутим был элемент хард-рока в его музыке. Но, еще раз повторю – это человек вне времени, и где-то, может быть, даже вне пространства. И если, скажем, когда мы слушаем того же Джеффа Бека – мы не понимаем, мы не знаем, что этот человек выкинет в следующий момент своей игры, то с Рори Гэллахером, наоборот, всегда знаешь, чего от него ожидать, но, согласитесь, это так же здорово, как и в случае в Джеффом Беком. Путь Рори Гэллахера всегда был ясен и понятен – и ему, и всем его поклонникам, и он, Рори Гэллахер, всегда был верен этому пути безоговорочно.

Сразу предупреждаю: сегодня, конечно, наши разговоры в исторической справке не будут в жесткой сцепке с набором материала, объявляю вторую песню, Рори Гэллахер прославился как гитарист группы «Taste», это их самая знаменитая песня, 1969 год, одноименный альбом «Taste» – «Same Old Story».

(Звучит песня «Same Old Story».)

АРУТЮНОВ: Вот это звук, да? Это типичный звук конца 60-х, пауэр-фолк-блюз трио, как тогда это называлось, там иногда и Хендрикса это напоминает, иногда «Cream», иногда что-то еще там, вот я обратил внимание, что вокал записан так же, как вокал «Savoy Brown», помните, мы с вами недавно говорили об этой команде? Ну, в общем, много всего, и это абсолютно в контексте той эпохи, но мне кажется, так «непричесанно» никто не звучал тогда.

Первая историческая справка Юрия Новгородского.

НОВГОРОДСКИЙ: Один из столпов блюз-роковой гитары и один из наиболее самоотверженных музыкантов в истории рока – Рори Гэллахер, появился на свет в старинном ирландском городке Беллишэннон 2 марта 1948 года. Отец Рори занимался строительством гидроэлектростанций, и семья Гэллахеров несколько раз переезжала, прежде чем осесть в городе Корк, где и прошло детство гитариста.

Дома врожденная музыкальность Рори всячески поощрялась, в 9 лет мальчику подарили первую гитару, а уже в 12 он победил на конкурсе юных талантов, и получил денежный приз. Разумеется, деньги были незамедлительно пущены на приобретение первой электрогитары. После эпизодического увлечения скиффлом и рокабилли, Рори всецело погрузился в мир ритм-энд-блюза, денег на пластинки у Рори не было, и молодой гитарист учился играть, слушая блюзовые и рок-н-ролльные радиостанции, однако к пятнадцати годам Гэллахер уже достаточно крепко владел гитарой для того, чтобы подрабатывать в местных кавер-бэндах. Тогда же Рори приобрел свой первый серьезный инструмент – «Fender Stratocaster» 1961 года выпуска, с которым был практически неразлучен на протяжении всей своей карьеры. Если верить местной легенде, гитара Рори Гэллахера была самым первым «Стратокастером», завезенным в Ирландию.

АРУТЮНОВ: И, вы знаете, насчет этой гитары интересная вещь. Она сохранилась, ее, конечно, ремонтировали время от времени, но она сохранилась, и была скопирована, и сейчас налажено серийное производство гитары, модели «Rory Gallagher». Причем, скопированы не только ее звуковые характеристики, но и внешний вид, а внешний вид, кто знаком с творчеством Рори Гэллахера – тот сразу поймет, о чем идет речь. Внешний вид у этой гитары был просто устрашающий, то есть она была «покоцана», как музыканты говорят, донельзя. И, между прочим, были веские причины, чисто физического свойства, для того, чтобы она так выглядела, об этом я скажу чуть позже. Только, пожалуйста, не думайте, что Рори Гэллахер долбил этой гитарой об стену или об усилители – нет, тут другой случай, насчет такого подхода обращайтесь к Питу Таунсенду, но хорошо, об этом речь впереди.

Ну, теперь давайте слушать сольный продукт Рори Гэллахера. Вот песня, которая была самой первой его сольной песней, она была первой на его первом альбоме, и, по случайному совпадению, она явилась и до сих пор является самой известной, самой популярной его песней. Альбом 1971 года, он назывался «Rory Gallagher», и песня – «Laundromat».

(Звучит песня «Laundromat».)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Laundromat» – самая первая сольная запись Рори Гэллахера. Кстати, на губной гармошке он сам здесь играет, и, согласитесь, все это звучит ненамного менее анархично, чем у группы «Taste».

Да, действительно, первая гитара у этого вундеркинда появилась в 9 лет, а уже в 15 лет в городе Корк, где он проживал в то время, Рори Гэллахер участвовал в местном весьма заметном ансамбле, который назывался «The Fontana Showband». Там были дудки, большой был такой, ну, это уже даже не группа, а ансамбль, и вот этот ансамбль играл популярные на тот момент поп-хиты на местных танцплощадках, и был очень востребован. Но в 1965 году они сменили вектор, или курс, и стали рок-н-ролльной группой, скорее – ритм-энд-блюз, рок-н-ролл, они стали называться «The Impact», и играли в основном материал Чака Берри, и тогда же группа «The Impact» посетила славный город Гамбург, что на Неметчине.

В 1966 году еще один поворот в карьере Рори Гэллахера. К тому времени британский блюз, набравший тогда неимоверную мощь, докатился и до Ирландии. Ну, Ирландия – это самостоятельное государство, но, безусловно, культурное поле Ирландии общее с остальной Великобританией. Так вот, в 1966 году Рори Гэллахер под впечатлением от британского блюза, его успехов, решил создать свою группу, он решил создать трио, напоминаю, 1966 год, для того времени это очень такой, я бы сказал, нестандартный подход. Тогда только-только еще начинали маячить на горизонте «Cream» и «Jimi Hendrix Experience», за 5 лет – с 1966 по 1970-й группа «Taste», а именно назывался новый проект Рори Гэллахера, прошла путь от региональной безвестности до тотальной международной славы. Естественно, он повез «Taste» обкатывать все в тот же город Гамбург, и, наконец, прорыв состоялся в апреле 1969 года, но до этого времени, за год до этого, вышла первая сорокапятка группы «Taste» – в апреле 1968 года. Так вот, прорывным был их первый альбом, он так и назывался – и песню оттуда мы только что слушали. Этот диск, напоминаю, он назывался «Taste», ни много, ни мало, просто один из самых популярных дисков эпохи. К тому времени у группы был обширный репертуар, и пластинка, их первая пластинка, включала некоторые любимыe публикой номера, такие, как «Same Old Story» – только что прослушанную нами песню, и также «Sugar Mama».

В январе 1970 года вышел их второй альбом, он назывался «On the Boards». Это еще один коммерческий успех, да, я забыл сказать, что первый диск очень серьезно продавался, ну просто буквально в массовом порядке. Так вот, «On the Boards» тоже пользовался большим успехом, и казалось, что группа «Taste» готова занять место, так сказать, на троне, который назывался «формат трио», вместо распавшихся к тому времени «Cream». Ну, то есть к тому времени формат такого мощного блюзового трио был общепринятым, общедоступным, общелюбимым, и «Taste» котировались в этом формате наряду с теми же «Cream» и «Jimi Hendrix Experience», но, к сожалению, не получилось.

Но это я немного забегал вперед. А сейчас нам с вами важно знать другое: в тот период времени – 1969-1970, «Taste», как концертная группа, была, безусловно, одной из сильнейших в мире. На барабанах в этой группе играл Джон Уилсон – он пришел уже в «Taste» опытным музыкантом, он до «Taste» играл в знаменитой североирландской группе «Them» во главе с Вэном Моррисоном, и на бас-гитаре играл Чарли Маккракен. Вот эти двое обеспечивали очень такую энергетичную ритм-секцию, хотя, надо сказать, что по части креатива они уступали ритм-секции тех же «Cream» – Джеку Брюсу и Джинджеру Бейкеру. Но, во всяком случае, эти люди обеспечивали сильнейший фундамент для длительных и ярких импровизаций Рори Гэллахера. И как раз вот такая потрясающая, ослепляющая всех беглость гитарной игры Гэллахера, особенно по тем временам, это было необычно, она дополняла вот этот фундамент, и позволяла группе брать, собственно говоря, любую аудиторию голыми руками.

Идем дальше по сольной карьере Рори Гэллахера, послушаем, скажем так, средний период – 1976 год, альбом «Calling Card», песня оттуда «Secret Agent».

(Звучит песня «Secret Agent».)

АРУТЮНОВ: «Secret Agent». Вот так, дорогие друзья, должно звучать идеальное блюз-роковое произведение. Ну, вернемся к истории группы «Taste», к ее уже последнему периоду.

В 1970 году стало ощущаться, что коллег по группе Рори Гэллахера стала немного раздражать его явное доминирование, хотя, надо сказать, что он вовсе не выпячивал себя специально, не тянул одеяло на себя, не такой это был человек. Он просто вел себя естественно, он проявлял себя, и это было намного сильнее всего остального, что было рядом. Но, тем не менее, начались склоки на извечную тему «Кем бы ты был без нас?» или «Кому вы нужны без меня?», в общем, плюс еще там такой был совершенно безжалостный менеджмент в то время у группы, и они зашивались буквально от работы. Все это, конечно, приводило к нервному напряжению, и последние концерты «Taste» заканчивались очень своеобразно. Вот тот самый барабанщик – Джон Уилсон – он просто отказывался выходить на поклон, и представляете, картина: значит, Рори Гэллахер и бас-гитарист Чарли Маккракен – впоследствии, кстати, очень заметный бас-гитарист британского рока, выходили вдвоем, а в этот момент барабанщик уходил за кулисы, ну то есть как-то не очень этично все это. Ну, естественно, все закончилось злой ссорой между ним и ими, и в обстановке всеобщего раздражения группа прекратила свое существование. Джон Уилсон и Чарли Маккракен создали с Джимом Крегэном – тоже видным гитаристом в то время, трио «Stud», которое записало одну пластинку, и дальше, в общем, каждый из них пошел своим путем. А Рори Гэллахер пошел своим путем, вот об этом пути мы с вами и говорим, потому что об этом пути гораздо больше оснований говорить.

Ну, к тому времени, когда она начал сольную карьеру, он уже был общепризнанным гитарным героем, и ему было достаточно легко начать эту самую сольную карьеру, то есть то, что было им написано для группы «Taste», вполне себе естественно перекочевало на его первые два альбома 1971 года. Первый из них вышел в самом начале года, он так и назывался – «Rory Gallagher», напоминаю, песню «Laundromat» оттуда мы недавно слышали. В этом же году вдогонку вышел и второй его альбом, который назывался «Deuce». Но самое интересное по поводу этих двух альбомов – кроме того, что они были очень сильными, очень энергичными, то есть вот здесь тоже очередной такой выплеск энергии – так вот, на первом альбоме клавишником работал ни кто иной, как Винсент Крэйн из наших с вами любимых «Atomic Rooster» – помните, мы тоже давно уже говорили об этой команде.

В 1972 году еще две пластинки – ну, видите, просто тогда Рори Гэллахеру было, что сказать, и очень много, он выплескивал – выплескивал то, что он накопил. Вначале вышла пластинка «Live in Europe», вот она точно попала уже в «Top-Ten». И за этой пластинкой вышла уже четвертая в его дискографии – «Blueprint». Естественно, тоже очень такие, надо сказать, горячие пластинки.

В 1973 году – пятый альбом, «Tattoo» – он немного не дотянул до первой десятки британских чартов.

И, наконец, 1974 год – вот альбом, о котором сейчас пойдет речь, я думаю, он завершает первую фазу сольной карьеры Рори Гэллахера, которая как раз была характерна такой, ну, совершено очевидной сыростью звучания и предельным энтузиазмом исполнения. В 1974 году вышел двойной альбом, концертный, он назывался «Irish Tour-1974», вернее, так: вначале вышел фильм, который так назывался. Известный тогда режиссер Тони Палмер снял такой фильм, он снимал Рори Гэллахера в его туре по Ирландии, и снял полуторачасовой фильм, и, кстати, фильм был презентован широкой публике в том же году, в том же городе Корке – практически родном городе Рори Гэллахера, на очень престижном Коркском кинофестивале международном, и получил очень хорошие отзывы, почему? – потому что, элементарно, режиссеру удалось уловить суть Рори Гэллахера. Вот этот диск – напоминаю, двойной концертный альбом – это такое воплощение в виниле того совершенно, я бы сказал, лихорадочного гастрольного расписания, которое обеспечивал Рори Гэллахеру уже тогда его менеджер и брат, брата звали Дональд, и это был тоже такой добрый ангел Рори Гэллахера. Рори Гэллахер был чуть наивным человеком, и нуждался в серьезной опеке, тем более, в этом жестоком мире шоу-бизнеса, во как!

Ну, еще справочка. После этого альбома «Irish Tour», Рори Гэллахер сменил издающую фирму, до этого он был на «Polydor», а после этого диска он стал издаваться на «Chrysalis».

Едем дальше, следующая песня – уже на «Chrysalis», конечно. Это песня с альбома 1980 года, я все-таки счел необходимым дать хотя бы одну концертную запись, я говорил вам о том, что его концертные диски очень сильны, очень привлекательны, вот давайте послушаем песню с концертного альбома «Stage Struck» 1980 года, «Wayward Child».

(Звучит песня «Wayward Child».)

АРУТЮНОВ: Мы послушали песню «Wayward Child». Допускаю вполне, что среди вас, дорогие слушатели, есть любители ансамбля «Iron Maiden», как это ни странно, может быть, звучит в сегодняшнем контексте, а, в общем-то, не странно, потому что вот эта песня, только что прозвучавшая, наверное, немного напоминает раннее творчество ансамбля «Iron Maiden», ну, и чтобы никто не сомневался, сообщу, что сами «Iron Maiden» признавались в своей любви к Рори Гэллахеру.

Вторая историческая справка.

НОВГОРОДСКИЙ: В 1966 году, уловив наступление блюзовой революции, Рори Гэллахер собрал свою первую профильную группу – «Taste». Очень скоро это трио стало желанным гостем в Англии, они не раз произвели фурор в лондонском «Marquee», их охотно брали к себе на разогрев «Cream» и «Blind Faith». Последние скептики замолчали после бешеного сета Рори и команды на фестивале «Isle of White», и к началу 70-х весь мир заговорил об ирландском блюзовом чуде. В то же время Рори принял стратегически верное решение начать сольную карьеру, и почти все 70-е стали его звездным часом.

При том, что музыкант не был частым гостем в чартах, его профессиональная репутация всегда оставалась высокой. Но самое главное – в сердцах любителей блюза Рори, казалось, занимал особое место. В эпоху, когда рок-звезды почти поголовно одевались во внеземные наряды и смотрели на окружающий мир из окон длинных лимузинов, гитарный Робин Гуд Рори Гэллахер выглядел и вел себя на сцене так, как будто только что сидел с вами рядом за пинтой эля. При этом стоило Рори появиться из-за кулис, и зал буквально наэлектризовывался. Что интересно, бешеный и зашкаливающий драйв гитариста парадоксальным образом оказывал на толпу консолидирующее и позитивное воздействие, и все посетители концертов Рори Гэллахера единодушны в том, что атмосфера на его выступлениях была неповторимой.

АРУТЮНОВ: Вот я бы обратил ваше внимание на последний пассаж справки. Это точно совершенно – при всей буйной природе музыки Рори Гэллахера и его самого, совершенно однозначно это был позитивный мессидж.

Закрывая разговор о раннем периоде Гэллахера, его сольном раннем периоде, обязательно надо сказать, что он принял участие в некоторых очень важных записях того времени, начала 70-х. Он записывался на лондонских пластинках Мадди Уотерса и Джерри Ли Льюиса – это, поверьте, для британских музыкантов была большая честь тогда, и, с другой стороны, это говорило о серьезном весе Рори Гэллахера в этом мире.

Итак, диск 1974 года, двойной альбом «Irish Tour», подвел черту под первым таким, чрезмерно бурным периодом сольной карьеры Рори Гэллахера. Напряженность тех лет немного спала, и в конце 70-х годов наступила зрелость. Это, я думаю, с точки зрения качества продукта лучший период для Рори Гэллахера – вторая половина 70-х, начало 80-х годов. В его музыке и даже в гитарной игре появилась некоторая сдержанность, скорее даже, не сдержанность, а выдержанность, ну то есть вот как старое вино, да, понимаете, о чем речь? Но, опять же, выдержанность – насколько это возможно применительно к такой фигуре, как Рори Гэллахер.

Сегодня мы, к сожалению, естественно, не сможем представить все диски Рори Гэллахера второй его фазы, ближе к концу его карьеры пластинки выходили все реже, последняя пластинка «Fresh Evidence» – 1990 года, очень сильная пластинка, она интересна вот чем: на этой пластинке была чудесная совершенно инструментальная пьеса, она называлась «Alexis», посвящена, как некоторые из вас догадались, основателю британского блюза Алексису Корнеру. К этому времени состав группы Рори Гэллахера окончательно стабилизировался, да, в общем-то, он всегда был достаточно стабильным. Надо сказать, что позиция бас-гитары была неизменна с первых дней – на басу всегда с ним играл Джерри Макэвой, и позиция барабанщиков подвергалась там каким-то изменениям, одно время с ним даже играл знаменитый Тед Маккенна из «Sensational Alex Harvey Band», но с 1981 года и до последних времен Рори Гэллахера, на барабанах с ним играл Брэндан О’Нил, и так же с 1980-х годов в качестве постоянного сессионного музыканта с Рори Гэллахером играл знаменитый гармошечник Марк Фелтэм.

Пару слов об этих музыкантах. К сожалению, я не видел Рори Гэллахера живьем, и уже 15-16 лет как такой возможности нет ни у кого в мире, но у меня была возможность так косвенно соприкоснуться с его музыкантами. Во-первых, мне посчастливилось играть в одной группе короткий период времени с тем самым гармошечником Марком Фелтэмом, и я вам хочу сказать, как человек, который стоял рядом с ним на сцене: это действительно чудо какое-то – его игра на гармошке, но это один из лучших гармошечников мира, и я понимал, почему Рори Гэллахер его пригласил – потому что этот человек со своей гармошкой звучит просто как целый оркестр. А также я слушал его ритм-секцию, вот этого самого Брэндана О’Нила – барабанщика, и Джерри Макэвоя в составе группы «Nine Below Zero», это было в Лондоне на концерте этой группы в культовом клубе «Mean Fiddler», и я не просто так об этом говорю – поверьте, это одно из сильнейших впечатлений моих, концертных впечатлений. Я просто стоял, открыв рот, я не мог себе представить, чтобы ритм-секция звучала так, я не знаю, там, мощно, плотно, круто, и все такое, вот все эти слова – они ничего не значат по сравнению с впечатлением, которое они производят, то есть это, действительно, совершенно зверское какое-то мероприятие, когда люди буквально играют всем телом – я был совсем рядом, и видел, как они звукоизвлекают, и как у того же бас-гитариста Джерри Макэвоя в момент звукоизвлечения шевелятся, я не знаю, мышцы спины. То есть это, поверьте мне, действительно нечто, потрясающее воображение. Ну, группа «Nine Below Zero», наверное, их фронтмен – не чета Рори Гэллахеру, не в обиду ему будет сказано, но я понял, в чем еще одна причина вот этого вот неописуемого воздействия Рори Гэллахера – эти люди ему в этом воздействии очень активно помогали.

Вот очередная песня нашей программы, она из альбома «Jinx» 1982 года, и называется «Loose Talk».

(Звучит песня «Loose Talk».)

АРУТЮНОВ: «Loose Talk». И вот как раз на этой записи и играют те люди, о которых только что была речь: Джерри Макэвой – бас-гитара, Брэндан О’Нил – барабаны, и Марк Фелтэм – губная гармошка. Я уже говорил, что «коронка» Рори Гэллахера – это концертные выступления, достаточно сказать, что он более тридцати раз был с гастролями в Америке, и объездил земной шар дважды, то есть у него было два всемирных тура, один из которых как раз отражен на пластинке «Stage Struck», песню с которой «Wayward Child» мы недавно слушали. Рори Гэллахер, конечно, истово, буквально истово сохранял верность своему собственному пути, и отсутствие его произведений в сингловых чартах и отсутствие в его обойме таких общепризнанных хитов не должно никого вводить в заблуждение, большие пластинки, лонгплеи продавались у него миллионными тиражами. И вообще, он такой был человек, со своим взглядом на свое место в шоу-бизнесе, и, естественно, он был в известном смысле проблемой для своего менеджера, которым, как мы с вами знаем, был его родной брат Дональд. Однажды Рори Гэллахер взял да и выкинул в корзину, в общем-то, пленки с уже практически готовой записью очередного альбома, то есть вот что-то ему там не понравилось. Но не надо думать, что он был капризным – нет, он не был капризным, он был просто строптивым, чувствуете разницу между этими двумя понятиями? При этом он был подкупающе скромным и даже где-то ранимым человеком. Ну то есть, такой вот антигламур. Все понятно?

Перед публикой он представал, я думаю, в том же виде, в котором он просто приходил на концерт – всегда клетчатая рубашка, джинсы, ну, иногда джинсовая куртка, все очень просто, ну, практически ваш сосед по дому, или человек, который рядом с вами стоит на концерте. Но, однако, фирменным знаком, что ли, ну как бы логотипом, визуальной визитной карточкой Рори Гэллахера была его голова – очень характерная башка такая, с длинными волосами, бакенбарды, и все это в сочетании с той самой одеждой, о которой я только что говорил, сегодня стало уже неким клише для молодых музыкантов. В общем, такой, ну, Рори Гэллахер – свой в доску парень, извините за банальное выражение, но это абсолютно точно применительно к нему, и если учитывать, что он еще при этом любил выпить, как самый настоящий ирландец, то можно понять всю степень любви к нему и ирландского народа, и всех остальных народов.

Ну, и теперь, кстати, очень немаловажный аспект его имиджа. Вот эту всю картину такую, как бы на первый взгляд непритязательную, дополняла та самая гитара. Вот теперь я хочу сказать пару слов о том, почему же она так выглядела. Я уже говорил, что она вся такая, ну, как бы видавшая виды была, и лак на ней отсутствовал, и, знаете, как вот старую картину когда люди реставрируют, или икону, вот слой за слоем соскабливают, вот, мне кажется, слой за слоем сходил лак с этой гитары, по вполне, я бы сказал, физической – не метафизической, а физической причине. Не подумайте, что это легенда, это реальный факт – у Рори Гэллахера был какой-то редкий вид крови, и следствием этого была какая-то совершенно нестандартная природа его, прошу прощения, потоотделения, и когда он играл, естественно, в угаре, там, потными своими пальцами он играл, и касался рукой корпуса гитары, то этот пот просто-напросто разъедал корпус гитары больше, чем пот какого-либо другого гитариста. Вот представляете, оказывается, бывает и так.

Теперь, кстати, о звуке гитары. Вот при всей ортодоксальности подхода Рори Гэллахера, он вовсе не чужд был звуковых новаций, и я думаю, что он любил, во всяком случае, достаточно часто использовал такие обработки звука, как фэйзер и даже октавер. Вот на знаменитой инструменталке «The Loop» – «Петля», отчетливо слышно, как он использует, и очень к месту, октавер.

Песни Рори Гэллахера были достаточно однотипны, они были всегда просты, понятны – куплет, как правило, на одном аккорде, на одной гармонии, и в припеве, соответственно, он использовал достаточно такой традиционный для блюз-рока набор аккордов в разной последовательности. Уж если у Рори Гэллахера была удачная песня – то она била по мозгам, как никакая другая.

Самое главное, наверное, другое, я подметил такую особенность – возрастающая динамика его произведений. Во-первых, они были достаточно длинными, но не в этом суть – он явно прибавлял напора практически в каждой своей песне, где-то к середине, и кульминацией почти всегда было его соло. Но, я хочу сказать, что большинство его песен начиналось очень напористо, очень агрессивно, и при этом при всем он всегда умел развить динамический потенциал каждой песни. Музыка, которую создавал Рори Гэллахер своими руками, затрагивала что-то сокровенное, это не я сказал – это сказал знаменитый кинорежиссер и любитель рок-музыки Камерон Кроу.

Время последней в сегодняшней программе исторической справки.

НОВГОРОДСКИЙ: 1980-е стали для Гэллахера непростым десятилетием. К проблемам с алкоголем добавилась и резкая смена музыкального климата. Музыкант чувствовал себя несколько неуверенно, что сказалось на количестве релизов. Впрочем, Рори всегда выручал его главный конек – концерты, тем более, что в 80-х к его трио присоединился блестящий харпер Марк Фелтэм.

Тем не менее, к началу 90-х Рори Гэллахер окончательно стал заложником собственного призвания. С одной стороны, Рори отдавал музыке все силы и время, у него не было ни семьи, ни второстепенных занятий, и гастрольная жизнь с ее самолетно-гостиничной чехардой была его единственным спасением. С другой, постоянный стресс, а, возможно, и одиночество, посадили музыканта на страшную алкогольно-медикаментозную диету, и даже крепкое ирландское здоровье не спасло гитариста. 14 июня 1995 года Рори Гэллахера не стало. Несмотря на то, что карьера Рори складывалась в некоторой изоляции от так называемой рок-тусовки 70-х и 80-х, еще при жизни артиста его игру высоко ценили такие звезды, как Эрик Клэптон и Гэри Мур, а сегодня в числе своих учителей Рори Гэллахера упоминают не только блюзмены вроде Джо Бонамассы, но и представители новой волны – Джонни Марр из «The Smiths» или The Edge из «U2». Правда, больше всего Рори любят дома – ирландцы, как никакой другой народ, чтят своих героев, и в центре того самого городка Беллишэннон в прошлом году была установлена бронзовая статуя Рори Гэллахера.

АРУТЮНОВ: Ну, я вам больше скажу – ирландцы считают Рори Гэллахера послом их страны в мире блюза, они просто благоговеют перед ним, ну, правильно, в общем-то, Рори Гэллахер – это, фактически, первая ирландская рок-звезда, то есть он стал таковым еще до появления ансамбля «Thin Lizzy» во главе с еще одним народным ирландским героем Филом Лайноттом. Ирландцы любят Рори Гэллахера за то, за что они, наверное, любят самих себя – за его целостность, прямоту, честность, и за такой земной подход к делу, которым он занимался всю жизнь. В его практически родном городе Корке они очень заботливо, внимательно чтят памятные места, связанные с Рори Гэллахером, там есть, естественно, мемориальная доска, там есть, естественно, площадь его имени, и очень трогательный факт: когда он умер, то траурная процессия растянулась практически через весь город – вдумайтесь, 10 тысяч человек пришло проводить Рори Гэллахера в его последний путь.

Слава богу, его музыка сегодня с нами, и будет очень долго с нами оставаться. Поэтому есть, что вам порекомендовать для прослушивания. Если вы любите такой настоящий гитарный стадионный блюз-рок, с великолепным, кстати, слайдом, если вы любите длинные гитарные соло, и наряду с этим, акустический блюз, с таким едва заметным ирландским налетом, одним словом, просто, если вы любите безбашенный рок, блюз-рок… нет, не безбашенный – бесшабашный, чувствуете разницу, да? Так вот, послушайте три пластинки. «Photo-Finish» – 1978 года, «Stage Struck» – 1980 года, как пластинку, которая представляет концертную сторону Рори Гэллахера, и «Jinx» – 1982 года.

До свидания, мне кажется, мы сегодня с вами очень плодотворно провели время, ну, благо наш объект сегодняшний нам это позволял сполна. Сегодня мы были в музыке Рори Гэллахера. «Shin Kicker». Пока!

(Звучит песня «Shin Kicker».)


guitar

 


Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Рейтинг@Mail.ru

© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин