weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Robin Trower

Finam.fm

Robin Trower
Robin Trower/Fhoto: flickr.com

Прозвучавшие песни:

Too Rolling Stoned
Daydream
Bridge of Sighs
Gonna Be More Suspicious
Tear It Up
Don’t Lose Faith in Tomorrow
Day of the Eagle

Николай Артюнов рекомендует диски:

Bridge of Sighs - 1974
For Earth Below - 1975
20th Century Blues - 1994

АРУТЮНОВ: Я приветствую всех слушателей программы «Историческая справедливость» на «Финам FM». Я, автор и ведущий этой программы, сразу объявляю тему сегодняшнего разговора: британский гитарист Робин Трауэр.

Song (Звучит песня «Too Rolling Stoned».)

АРУТЮНОВ: Вы знаете, дорогие друзья, я бы хотел сегодняшнюю программу начать с цитаты, может быть не дословной, но близкой к тексту из нашего культового фильма «Берегись автомобиля». Помните, наверное, знаменитое место, когда персонаж Евгения Евстигнеева, худрук любительского театра, обращаясь к своей труппе, говорит: «А не пришла ли нам с вами пора замахнуться на Вильяма нашего Шекспира?» Так вот, и я о том же: не пришла ли пора нам с вами замахнуться на Робина нашего, дорогого Трауэра? По-моему, самое время. Наша программа существует, слава богу, уже более двух с половиной лет и мне кажется, что мы вполне созрели.

Должен сказать, что в нашей стране, в России и в СССР даже, Робина Трауэра любят и любили еще в 70-е годы, я это отчетливо помню, когда я тогда открывал для себя его музыку. И, надо сказать, что некоторые его тогда, в 70-е, не только любили, но и играли. Я имею в виду знаменитую московскую группу «Удачное приобретение» во главе с Алексеем «Вайтом» Беловым, пионеров отечественного блюза, которые во второй половине 70-х играли. У них было, по-моему, три песни: «Bridge of Sighs», точно, и «Too Rolling Stoned», та песня, с которой мы начали, тоже была в их репертуаре и, по-моему, «Day of the Eagle». Так что нельзя сказать, что Робин Трауэр совсем уж так в загоне у нас был и до сих пор пребывает в этом загоне. Нет, конечно. Но все-таки я думаю, что очень много людей знает его не очень хорошо, многие его просто не знают. И этим многим, честно сказать, я завидую – этим людям, которые для себя будут открывать совершенно потрясающий, волшебный мир музыки Робина Трауэра сегодня. Я завидую, потому что для меня это давно пройденный этап. Но, с другой стороны, вы знаете, признаюсь: постоянно, когда слушаю Робина Трауэра, и когда я готовил эту программу, я, слушая его песни, ловлю себя на том, что какие-то небольшие открытия происходят каждый раз и до сих пор. Обращаясь к тем, кто хорошо знает и любит Робина Трауэра, хочу рассчитывать на их понимание: программа не резиновая, как говорится в таких случаях и мы, к сожалению, не сможем сегодня послушать такие перлы, как «Lady Love» или «King of the Dance», или «In This Place» и очень-очень многие другие.

Робин Трауэр – это, конечно же, особый мир. И это даже не особый мир музыки, а, скорее, это особый мир особого звука, в котором, в этом, мире есть своя какая-то удивительная атмосфера, не имеющая аналогов и вот этим самым своим звуком Робин Трауэр, как гитарист или группа, она так же называлась «Robin Trower», вот этим-то звуком они и создают эту, что ли, вселенскую грустинку, «вселенскую грусть» – это было бы слишком грустно сказано. Нет, конечно. Но, вот это то, на что я обращаю ваше внимание. Вместе с тем, пусть вас не сбивает это слово «грустинка». Вполне мощная музыка, и, в общем, в конечном итоге, конечно, она, как и любое самое настоящее искусство, она оптимистична.

Давайте потихонечку погружаться в, обещанный мной, удивительный мир музыки Робина Трауэра. Следующей песней из их самого первого альбома (я буду говорить иногда «их» альбома или «его» альбома), еще раз повторю: Робин Трауэр – это гитарист, а группа его называлась тоже «Robin Trower». Итак, «Daydream» с альбома «Twice Removed from Yesterday» 1973 год, их первый альбом.

Song (Звучит песня «Daydream».)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Daydream». На меня нахлынули воспоминания. Я открывал для себя Робина Трауэра в конце 70-х годов. Как сейчас помню: это был первый диск Трауэра в моих руках, мне кто-то в институте его дал, это был «Live» 1976 года. Обложка на меня сильное впечатление произвела. Там группа стоит на фоне огромного стадиона, играют, они, вернее, на стадионе, там фотография: сцена огромная, стадион полон. Я подумал: «Это, наверное, – тогда я еще много не знал, подумал, – это новая какая-то супергруппа». Когда я стал слушать музыку Трауэра, я восхитился еще больше. «Ну, надо же! – четко помню очень, подумал я тогда. – Фактически, это группа «Free», у которой на гитаре играет Джими Хендрикс». А такое сочетание не могло меня не покорить.

Дальше пошли другие диски Трауэра, и я со временем уже не судил о его музыке так одномерно, хотя, в самом первом впечатлении, конечно, есть рациональное зерно. Я подозреваю, что у многих оно было таким же. Со временем, я понял, что этот диск «Live» (мой самый первый диск Трауэра) – он, честно говоря, плохо звучит: очень плохо там бас-гитара записана. А стадион, который был изображен на обложке – это, в общем-то, люди, которые собрались, скорее не на Робин Трауэра, а на группу «Rolling Stones». Тогда Робин Трауэр играл на разогреве у «Stones» в некоторых турне и, соответственно, они сфотографировали себя в атмосфере такого полного стадиона. Вы знаете, то, что я сейчас сказал, не имеет абсолютно никакого отрицательного наполнения. Да, у «Rolling Stones» тогда было больше хитов и больший коммерческий успех, но сказать, что Робин Трауэр был «разогревом» у «Stones» – это, как-то, может быть, даже самих «Stones» обидеть. Потому что я подозреваю, что сами «Stones» видели, что музыкально эта группа не слабее их. Так же как, предположим, в начале 60-х «Swinging Blues Jeans» играли на разогреве у «Beatles» и в тот период времени все прекрасно понимали, что «Swinging Blue Jeans» не слабее. И, между прочим, кстати, в середине 70-х ансамбль «Thin Lizzy» в свою очередь играл на разогреве у Робина Трауэра и это не говорит о том, что «Thin Lizzy» слабее. Нет, конечно. Первая историческая справка от Юрия Новгородского.

НОВГОРОДСКИЙ: Один из самых искусных алхимиков блюз-роковой гитары, британский композитор и музыкант Робин Трауэр за свою, более чем 40-летнюю карьеру, сделал для рока ничуть не меньше, чем его, более именитые и раскрученные коллеги и земляки. Если сегодня в разговорах о гитарном олимпе его имя упоминается реже, чем имена Эрика Клэптона или Дэвида Гилмора, то не стоит забывать, что в 70-е именно Робина Трауэра публика и критики удостоили почетного титула «Белый Хендрикс», а на пластинках и концертах его трио выросло целое поколение молодежи. Творческий путь Робина Трауэра легко делится на два отдельных, но взаимосвязанных этапа: до и после начала сольной карьеры. Если второй период больше связан с Америкой, то первую часть можно условно назвать «британской».

Робин Леонард Трауэр родился 9 марта 1945 года в Лондоне и вырос в курортном городке Саутенд-он-Си. В ранней юности, подхватив рок-н-ролльный вирус и взявшись за гитару, к 1962 году Робин присоединился к своей первой серьезной группе «The Paramounts». Интересно, что на клавишах в этой подающей надежды банде играл школьный приятель Трауэра, некто Гэри Брукер. Последний, спустя несколько лет, и пригласил молодого гитариста в свою новую команду «Procol Harum».

Пополнив в 1967 году ряды пионеров британского прога, Трауэр не только получил бесценный опыт работы в профессиональном, и к тому же успешном коллективе, но и смог расширить свой музыкальный кругозор за счет общения с другими артистами. В этом смысле, настоящим озарением для молодого британца стал концерт группы «Jimi Hendrix Experience». Звуки, которые выжимал из обычной электрогитары Джими Хендрикс, не только поразили Трауэра, но натолкнули его на кое-какие мысли.

АРУТЮНОВ: Ну, так. Давайте сейчас послушаем песню со второго альбома Робина Трауэра 1974 года. Это знаменитый альбом «Bridge of Sighs»: одноименная песня.

Song (Звучит песня «Bridge of Sighs».)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Bridge of Sighs», а я сейчас хотел бы вернуться к содержанию первой справки. Если вы обратили внимание, в ней прозвучала тема Джими Хендрикса. Тема Джими Хендрикса – это, то, что преследует Робина Трауэра на протяжении всей его карьеры. Это суть, я бы сказал, такого, несколько поверхностного подхода к музыке Трауэра, который исповедовали некоторые журналисты прямо с начала его карьеры. Этим людям, видно, надо было показать, что они хорошо разбираются в музыке и они, естественно, вычленяли то, что лежали на поверхности. Да, Робин Трауэр, я бы сказал, больше Джими Хендрикс, чем сам Джими Хендрикс, в каком-то смысле. Но, не надо забывать: у Робина Трауэра был выдающийся певец в группе, Джим Дюар, хотя тут, же скажу, что я считаю Джими Хендрикса очень хорошим певцом и, опять же, многие журналисты принижали этот аспект музыки Джими Хендрикса. Тем не менее, это во-первых.

Во-вторых, конечно, Робин Трауэр – прямой наследник Джими Хендрикса. Но мы с вами знаем, предположим, аналогию, которая сразу же просится: Кит Ричардс и Чак Берри. В общем-то, все понимают, что Кит Ричардс – это прямое продолжение Чака Берри на гитаре, я имею в виду. Но от этого, в общем-то, никто не в обиде. И все понимают, что Кит Ричардс – это самостоятельный гитарист сегодня. Или, предположим, пара Эрик Клэптон – Фредди Кинг. Понятно, и Клэптон этого никогда не скрывал, что Клэптон прямо наследовал гитарное мышление Фредди Кинга, но кто, же сегодня скажет, что Клэптон – это эпигон. Моя версия событий такова: мне кажется, что Робин Трауэр, опять же, если пользоваться лексиконом нашим, таким, близким и понятным, Робин Трауэр в начале 70-х играл и за себя и за того парня. Он как бы почувствовал вакуум, который образовался после безвременной кончины Джими Хендрикса, и постарался этот вакуум заполнить собой. И, мало того, он подхватил эту гитарную идею Хендрикса и максимально постарался ее развить. То есть Трауэр как бы довел до некой логической точки то, что делал Джими Хендрикс и то, что он, к сожалению, не успел сделать. Его певец, Джеймс Дюар (вы уже, наверное, обратили внимание на этот потрясающий голос) тоже, фактически, наследник Пола Роджерса, но от этого величие Джеймса Дюара не становится меньше. Просто был человек, который начал петь в этой манере раньше его. Ну и что, Джеймсу Диору вообще, что ли, не петь? Нет, конечно. Он пел, просто в этом направлении, но делал это по-своему, потрясающе совершенно. Давайте сейчас послушаем песню с третьего альбома Робина Трауэра, который вышел в 1975 году, называлась «For Earth Below». Песня называется «Gonna Be More Suspicious».

Song (Звучит песня «Gonna Be More Suspicious».)

АРУТЮНОВ: Мы с вами послушали песню, еще одну прекрасную песню Робина Трауэра, которая называлась «Gonna Be More Suspicious».

Первая профессиональная группа Робина Трауэра, как сказано было в справке, опять же, это группа «The Paramounts». Между прочим, такая, не последняя группа в своей эпохе середины 60-х на британской ритм-энд-блюзовой сцене. Те же «Rolling Stones» их очень любили, очень высоко ставили и, наверное, тогда зародилась их, «Rolling Stones», любовь к Робину Трауэру и их дружба. Хотя он и тогда, в составе «The Paramounts» и позже, в составе «Procol Harum» не был таким уж уникумом гитарным. Тогда он, наверное, был просто еще одним хорошим британским блюз-роковым гитаристом. И, конечно, объективно говоря, его роль в музыке «Procol Harum» второстепенна: роль такого, второго плана. Просто, потому что это клавишная музыка и гитара там, скорее, один из аранжировочного дизайна. С другой стороны, он написал очень интересную (он иногда писал для «Procol Harum» и он написал очень интересные вещи для них) «About to Die» и, естественно, «Whisky Train». Мало того, одну песню, которую он написал для «Procol Harum»: прекрасный блюз – он спел сам. Я имею в виду песню с альбома «A Salty Dog», которая называлась «Crucifiction Lane». Уйдя из «Procol Harum», он образовал группу «Jude». Это такая была, по идее, супергруппа, но просуществовала очень недолго. Однако в ней пел Фрэнки Миллер, очень заметный британский вокалист. В ней играл на басу Джеймс Дюар. Тогда он только играл на басу, еще пока не пел, но тогда он уже был выходцем из «Stone the Crows», выдающейся команды британской. И на барабанах играл выходец из «Jethro Tull», Клайв Банкер. Но, что-то у них не покатило, и в 1972 году Робин Трауэр подписал сольный контракт с фирмой «Chrysalis». Ему это было сделать, наверное, не очень сложно, поскольку на «Chrysalis» издавались «Procol Harum». Он создал новый свой проект, который назвал «Robin Trower». В этот проект он взял Джеймса Дюара, который теперь уже и запел, кроме игры на бас-гитаре, и барабанщика Рега Исидора, который играл тогда в составе Питера Барденса, впоследствии ставшего основателем группы «Camel» (об этой группе мы с вами говорили).

Вторая историческая справка.

НОВГОРОДСКИЙ: Сыграв на первых пяти пластинках колоссов британского арт-рока «Procol Harum», Робин Трауэр вполне заработал репутацию крепкого блюз-рокового гитариста. Однако в 1971 году он покинул команду. Музыкант как будто чувствовал, что впереди его ждет творческое перерождение и после недолгого эксперимента с группой «Jude» решился на достаточно смелый, для молодого гитариста, шаг под названием «The Robin Trower Band». Впрочем, уже на самом раннем этапе Трауэру посчастливилось в лице одного незаурядного человека по имени Джеймс Дюар, встретить и крепкого басиста, и выдающегося певца. Барабанщик Рег Исидор завершил картину, и группа отправилась туда, где ее ждали больше всего: на американские арены. К тому времени, уже вполне, оформился и главный основополагающий компонент идеи группы: звук и манера Робина Трауэра. Молодой англичанин как будто принял эстафету у безвременно ушедшего Джими Хендрикса. Казалось, великий левша прямо-таки завещал Трауэру свои фирменные вибрато, лязгающие стратокастерные риффы и потусторонние, сдобренные юнивайбом, аккорды.

В то же время, Трауэр не забывал и о своем арт-роковом багаже, унаследовав от коллег по «Procol Harum» эпичность и даже, некоторый академизм композиторского мышления, а также пристальное внимание к форме и структуре композиций. В результате, публика получала лучшее из двух миров: с одной стороны, любимую, ставшую уже рок-архетипом, хендриксовскую гитару, а другой – чарующий, величественный аромат британского прога, да еще и в излюбленном формате эпохи – в формате рок-трио. Устоять было невозможно, и в 70-е Трауэр и команда буквально не слезали со сцены.

АРУТЮНОВ: Давайте, я в двух словах поясню, что такое «юнивайб», вот это загадочное слово. Во второй половине 60-х гитаристы, в поисках нового гитарного звука, стали использовать чисто клавишные аксессуар: клавишную колонку «Leslie». Но она была очень громоздкая, и, в общем, это было не очень экономично. Короче говоря, лучшие умы того времени специально для гитаристов разработали примочечку: приборчик, который призван был заменить звучание «Leslie». Но в результате получилось немного другое звучание, его, опять же, одним из первых внедрял Джими Хендрикс, а Робин Трауэр из этого сделал просто trademark. Что касается пластинок Робина Трауэра, то я отметил одну интересную вещь: они не очень любили «сорокапятки». В арсенале этой группы всего три «сорокапятки», и то, это было на ранней стадии. Кроме того, бросалась в глаза подчеркнутая скромность, скупость оформления конвертов группы «Robin Trower». Насколько я помню, никогда у них не было раскладывающихся альбомов или вкладок в конверты. Да даже, в общем-то, свои фото они крайне редко располагали на своих пластинках.

Напомню, что первая пластинка вышла в 1973 году «Twice Removed from Yesterday». На ней были такие любопытные сигналы, что ли, будущего образа группы «Robin Trower». Там, на этой пластинке ощущалось такое легкое наследие «Procol Harum». Во-первых, некоторые песни были написаны в соавторстве с Китом Ридом, основным поэтом «Procol Harum» и, впоследствии, Робин Трауэр периодически прибегал к его помощи. Продюсером пластинки был Мэтью Фишер, органист «Procol Harum». Он же сыграл редкие клавишные партии на этой первой пластинке. Вообще, клавиши крайне редко слышны в музыке Робина Трауэра. Собственно, там ничего не нужно вообще, кроме гитары. И еще была одна песня чужая – классический блюз «Rock Me Baby». Все знают эту песню, благодаря, главным образом, версии Би Би Кинга.

Так вот, я хочу сказать, что на своих пластинках Робин Трауэр крайне редко использует чужой материал. Самый забавный из всех этих опытов – это их версия песни «Sailing». Эту песню, мы знаем, прославил Род Стюарт. Это не его песня.

В 1974 году вышла вторая пластинка Робина Трауэра: «Bridge of Sighs». Напоминаю, из обеих этих пластинок мы песни уже слышали и считаю не лишним сказать, что «Bridge of Sighs», на мой взгляд, одна из лучших пластинок мирового рока, по крайней мере, 70-х годов. Ну, ладно, это не самое главное. Самое главное – это то, что вообще, наверное, все пластинки Робина Трауэра 70-х годов, на удивление, ровные и сильные, очень убедительные, стильные. Ну, может быть, пластинка «In City Dreams» 1977 года и «Caravan to Midnight» 1978 года чуть более грустные, чем остальные, но все равно, очень качественные. Все его пластинки 70-х хорошо продавались в Англии и очень хорошо в Америке, а «Bridge of Sighs», «For Earth Below» и «Live» 1976 года были в «Top Ten», то есть в десятке лучших пластинок, соответственно, каждая из них в свое время. Остальные пластинки «Robin Trower»: с 1976 по 1980 год – все были в американском «Top Forty». Тоже очень серьезное достижение. Первое изменение в составе, кстати, достаточное редкая вещь для Робина Трауэра, произошло на третьем диске: появился барабанщик Билл Лордан из американской группы, из американской фанковой группы «Sly & the Family Stone». Об этой группе мы в свое время говорили.

С 1977 года, с диска «In City Dreams», группа стала квартетом. Джеймса Дюара освободили от басовых обязанностей и взяли нового бас-гитариста, тоже, кстати, из группы «Sly & the Family Stone». На диске 1979 года «Victims of the Fury» опять группа предстала в формате трио: Дюар опять взял в руки бас-гитару.

В 1981-1982 годах Робин Трауэр создал новый проект. На время он свою группу отставил и стал сотрудничать со знаменитым бас-гитаристом Джеком Брюсом. С поющим, естественно, бас-гитаристом, о котором мы тоже в свое время, говорили. Первая их пластинка 1981 года называлась «BLT»: аббревиатура по первым буквам фамилий: Брюс, Лордан (барабанщиком был Билл Лордан) и Трауэр. И вторая работа, 1982 года, называлась «Truce». Не самое удачное время в карьерах, как Джека Брюса, так и Робина Трауэра. Впрочем, это лично мое мнение.

В 1983 году Робин Трауэр опять собрал свою, так сказать, корневую группу: вернулся к нему певец Джеймс Дюар. К сожалению, это его последняя работа с этим выдающимся вокалистом. Теперь давайте послушаем песню Робина Трауэра поздних 80-х. в этой песне будет петь уже другой певец, тоже хороший певец, Дэйви Пэттисон, но об этом вскоре пару слов. Песня называется «Tear It Up» из альбома «Take What You Need»

(Звучит песня «Tear It Up».)

АРУТЮНОВ: Прозвучала песня «Tear It Up». В ней поет Дэйви Пэттисон. Мы говорили об этом музыканте сравнительно недавно. Он пел до Трауэра в группе «Gamma» Ронни Монтроуза, другого выдающегося гитариста. 80-е годы вообще время перемен в составе, в 1985 году опять они стали квартетом, а в 1990 году расширились до формата квинтета: появились – о, боже мой, клавиши появились у Робина Трауэра, это очень странно! Но, ненадолго, конечно. Кроме того, во второй половине 80-х, конечно, немножко изменилась эстетика: это стало, в общем-то, достаточно стандартным AOR роком, то есть роком для взрослых. Но обращаю ваше внимание, не смотря на некоторую такую, в общем-то, компромиссность: никогда Робин Трауэр не играл поп-музыку или что-нибудь, в духе electro-new wave, как некоторые, в общем-то, его сверстники и коллеги в то время.

В середине 90-х он набрал новый состав: американских темнокожих музыкантов. С ними он выпустил две пластинки в 1994 и 1997 годах. 1994 года пластинка очень удачная. Это, фактически, возвращение к корневому «Robin Trower», тем более что новый певец достаточно похоже на Джеймса Дюара. Повторюсь, очень хорошая пластинка: «20th Century Blues», песню с которой мы прямо сейчас с вами услышим. До этого хочу сказать, что уже в нынешнем тысячелетии, так выражаясь, глобально, к Робину Трауэру вернулся певец Дейв Пэттисон.

Третья и последняя историческая справка.

НОВГОРОДСКИЙ: Если американские площадки распробовали и оценили сольный проект Трауэра уже к 1973 году, то на чартовом фронте успех артиста окончательно закрепил альбом «Bridge of Sighs». Спродюсированный старым коллегой по «Procol Harum», Мэтью Фишером, этот релиз сегодня считается одним из непревзойденных эталонов композиторского и исполнительского мастерства. А тогда, в 1974 году, принес своим авторам международный успех. Впрочем, Робин Трауэр и без того пользовался огромным уважением коллег и критиков. Один из немногих английских гитаристов, ставших полноценным авторитетом и законодателем мод на американской сцене, Трауэр служил примером и источником вдохновения для таких мастеров, как Роберт Фрипп, а его звук до сих пор считается высокой классикой электрогитары.

К началу 80-х, впрочем, закат золотой эры рока сказался и на популярности Трауэра: продажи стали падать и положение не смог поправить даже ряд совместных работ гитариста с Джеком Брюсом в рамках проекта «BLT» и «Truce».

К началу 90-х ситуация изменилась в лучшую сторону чему способствовало и участие Трауэра в реюнионе «Procol Harum» в 1991 году и сотрудничество с Брайаном Ферри в середине декады. Второе дыхание открылось и у сольной карьеры гитариста. И только за последние 15 лет он выпустил более десяти студийных работ, концертных альбомов и компиляций. Что касается концертов маэстро, то он и сегодня регулярно поднимается на сцену в отменной форме и обрушивает на зрителей свои неземные гитарные водопады.

АРУТЮНОВ: Что касается концертов маэстро, так у нас вами есть возможность, что называется, из первых рук об этом кое-что послушать. Я недавно был на концерте Робина Трауэра. Об этом пару слов после обещанной песни. Она из альбома 1994 года «20th Century Blues». Называется «Don’t Lose Faith in Tomorrow»

Song (Звучит песня «Don’t Lose Faith in Tomorrow».)

АРУТЮНОВ: Прозвучал «Robin Trower» 90-х, «Don’t Love Faith in Tomorrow». А теперь о концерте. Знаете ли вы такой бельгийский город Вервье? Вот и я не знал до тех пор, пока не приехал в этот город на концерт Робина Трауэра. Знаете ли вы клуб «Spirit of 66»? Классное название. Наверное, нет. Я тоже не знал. В этом клубе Робин Трауэр играл. Представьте себе вечер в этом бельгийском городе Вервье. Концерт начинался в восемь часов вечера. В городе абсолютно пусто, идет такой, достаточно нудный, моросящий дождь и только такие, одинокие фигуры любителей Робина Трауэра, таких характерных «свежачков» в возрасте от 40 до 60, подтягиваются к этому клубу. Вход в этот клуб такой, совсем неприметный, но, попадая внутрь, вы реально попадаете в мир рок-н-ролла. Достаточно большой клуб: человек на 300, двухуровневый (вы можете слушать концерт, стоя перед сценой или на втором этаже столики стоят). Обычный такой рок-клуб, европейский, но культовый клуб. Все по взрослому: не надо думать, что это какая-то такая провинциальная история. Чисто внешне, да. Но это впечатление было обманчивым. Тут же, у входа, продают CD Робина Трауэра, его атрибутику, футболки. В общем, все, как положено.

И последнюю мысль по поводу провинциальности происходящего развеял список артистов, которые вскоре будут выступать в этом клубе (так, на всякий случай): «Barclay James Harvest», Майк Стерн, знаменитый джаз-роковый гитарист, Пэт Треверс, Стив Лукатер, «Molly Hatchet», ансамбль «Slade», наш, народный с вами ансамбль «Slade», Робин Форд. В общем, вы поняли, да? Вполне, себе, культовое рок-н-ролльное место. Ну, и состав зрителей, в общем-то, не оставлял сомнений в важности происходящего в этот вечер. Я слышал в зале английскую речь, чуть больше немецкой речи (это понятно: Германия совсем недалеко, люди специально приехали на Робина Трауэра). Мало того, там один человек был из Брюсселя. Приехал специально на этот концерт, переночевал в Вервье и на следующее утро мы с ним вместе ехали в одном поезде в Брюссель. А познакомились в гостинице, когда на ресепшене следующим утром нас друг другу представили, как людей, которые приехали на одно и то же мероприятие. И очень интересно было с этим человеком потом в поезде побеседовать, такой убежденный фан Робина Трауэра.

Что я хочу сказать? Да, это турне Робина Трауэра было, в основном, в Голландии и один концерт в Бельгии, такое, очень коротенькое европейское турне. Но он до сих пор нужен людям и люди специально приезжают на него. Подозреваю, что из России был специально один человек в лице меня. Еще один был любопытный разговор. Я там до концерта познакомился с хозяином клуба. Он же продавал билеты. В общем, все демократично, все здесь, рядом. Он, когда узнал, что я из России, наверное, подумал, что я не очень искушенный человек и сказал: «Ты особо-то рядом к сцене не становись, потому что будет очень громко». «Нашел, кого напугать этим» – подумал я про себя. Я, в общем-то, тот человек, который не один год стоял на сцене рядом с комбиками таких гитаристов, как Игорь Кожанов и Сергей Воронов, поэтому уж этим точно меня не напугаешь. И, собственно говоря, я приехал именно для того, чтобы встать прямо у сцены и прямо напротив Робина Трауэра, чтобы буквально искупаться в его звуке. Я ждал этого всю жизнь. И этот, тот самый его знаменитый звук я получил сполна. И, действительно, было очень громко. Вот эта комбинация волшебная четырех маршалловских стеков, знаменитого белого «Fender Stratocaster» Робина Трауэра и, на минуточку, его пальцев.

Концерт обставлен был достаточно скромно: конечно, никакого шоу, как, в общем-то, почти всегда у него. Он мало общался с публикой: только приветствовал народ, говорил «Спасибо» и иногда спрашивал все ли хорошо. Вернее, это уже был такой, риторический вопрос. Хорошо было, конечно же, все и всем. Во внешности Робина Трауэра сейчас, тем более, сейчас, нет ничего, сугубо рокерского. Сейчас он выглядит, скорее, как такой боксер-легковес на пенсии. Что говорить, он уже пожилой человек, но, вместе с тем, достаточно поджарый такой, а боксерство придает его знаменитый такой, немного расплющенный нос. А его ребята: поющий бас-гитарист и барабанщик вообще смотрелись как, вот, просто только что зашедшие с улицы какие-то пацаны. Пусть вас не удивляет это определение. Дело в том, что сейчас потихонечку внедряется новый формат рок-ансамбля, возрастной. Если некоторое время назад все уже привыкли к формату «отец и дети»: фронтмен группы – ветеран, звезда 60-70-х с молодыми музыкантами, то сейчас, я думаю, этот формат еще более усовершенствовался. То, что я видел, скорее, можно назвать уже не «отец и дети», а «дедуся и внучки». Ну, да. Самому Трауэру уже за 65, а ребятам, я думаю, максимум 25-30. честно сказать, я особо-то их не слышал, потому что задача была у меня погрузиться в этот обволакивающий звук гитары Робина Трауэра, и портал я слышал хуже, поскольку стоял прямо напротив Трауэра. Ребята делали свое дело очень достойно, и, единственное, что я услышал, естественно – играют они хорошо: барабанщик очень хороший, крепкий, а вокалист, он, как и положено в группе Робина Трауэра, поет в духе Джеймса Дюара. Вообще, надо сказать, что от смены певцов, которые все в фарватере Джеймса Дюара, все певцы Робина Трауэра, музыка этого коллектива никогда не меняется. Я сказал, что не было особого шоу. Вы знаете, наверное, этого и не нужно. Ты это понимаешь, особенно, когда стоишь прямо напротив самого Робина Трауэра.

Дело в том, что всю, положенную рок-музыканту динамику, акробатику в некоторых случаях заменяет мимика, в данном случае, мимика, та самая, знаменитая мимика Робина Трауэра. Ведь, этот человек реально лицом повторяет то, что он играет. Он в лице, особенно это видно, когда ты рядом, на лице отражается любая нота, которую он извлекает из гитары: знаменитые его, корчит свои рожицы. Когда он нажимает на квакушку, у него сразу, соответственно, характерное вот это выражение лица. Это потрясающе захватывает, это забавно, а главное, что это трогательно, потому что видишь, что человек реально вообще играет всем, что у него есть: душой, телом, пальцами, ушами, волосами, наверное, которые, к сожалению, изрядно поредели. Были сыграны несколько новых песен, но, в основном, было сыграно все то, что, в общем-то, нужно народу, который пришел на концерт Робина Трауэра: все классические песни. Некоторые из них мы с вами сегодня слышали. И когда, ближе к концу концерта зазвучала, для меня и для многих, наверное, заветная песня «Bridge of Sighs», это пробрало, не скрою, буквально до слез. И вы знаете, когда я вышел с концерта на улицу, опять шел тот самый, нудный дождь, и я поймал себя на том, что трудно возвращаться в реальность после такого, после того, что я только что услышал.

Но возвращаться в реальность нам с вами нужно, мало того, нам нужно заканчивать программу. Я бы вам посоветовал в своей коллекции иметь или на CD, или на виниле. На CD, только на CD, был диск 1994 года «20th Century Blues», а две пластинки 1974 и 1975 годов были, соответственно, на виниле и сейчас переиздавались на CD. Естественно, я имею в виду «Bridge of Sighs» и «For Earth Below». Пока.

«Day of the Eagle» – вот что должно венчать нашу сегодняшнюю программу.

Song (Звучит песня «Day of the Eagle».)

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин