weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Joe Bonamassa - Блюз не догма

Guitars Magazine

Джо Бонамасса

Начнем с начала – как начался процесс написания материала к «The Ballad Of John Henry»?

В доме Кевина есть маленькая комната, которую я обставил как творческую мастерскую. Там был мой ноутбук с программой Garage Band, около 35 гитар и 10 усилителей! Я расставил все это для вдохновения вокруг своей табуретки.

И в первый день результат был... (постукивает ногой) нулевой. Я напрягся. Второй день... ничего. Вот тут я нешуточно напрягся. На третий день я раскопал песню «Lonesome Road Blues», которую начал писать, когда мне было 19 лет, и которая теперь пригодилась для альбома. Одно успешное демо – неплохо. На следующий день я, проснувшись написал практически на шару основу того, что стало «The Ballad Of John Henry». Я начал с Les Paul и того, что называю «мини-Джо»: у меня есть комбик 1х12 Marshall Silver Jubilee, Fender Princeton, еще всякие штуки – я миниатюризировал свой рабочий комплект до четырех маленьких усилителей. Но я никуда не продвинулся.

Затем я подключил свой баритон Stonetree в твидовый Fender Harvard – получился очень сырой звук – и фишка пошла. Я также написал кое- что на Gretsch. Этого было достаточно, чтобы я вышел на рабочий режим, и к концу недели я выдал на-гора 10 песен.

Именно «выдали»?

Да! Кевин приставал: «Где мои песни?». А я отвечал, ну, я над ними работаю. Или – их собака слопала!

Это была сессия номер один, и у нас в кармане было шесть или семь вещей. Затем мы отправились снова в тур. Когда началась вторая сессия, все идеи были еще с пылу с жару. Я толком к ним не обращался, пока не вернулся в Калифорнию и не заперся в гостинице, где за три часа добил остаток альбома: «Happier Times», «Story Of A Quarryman», «Last Kiss» и, по-моему, «The Great Flood» тоже была в тот заход. Вдруг из этого хаоса у нас материализовался альбом – бац!

Расскажите о Джо Генри – мы знаем, что это фигура американского пролетарского фольклора, но почему вы назвали альбом в его честь?

Причина, по которой я написал эту песню, в том, что я хотел сделать что-то, что будут помнить. О Джоне Генри написаны миллионы песен. Я подумал, вот крутой парень – работал себе на железной дороге, а сколько песен о нем сложили! Его помнят. И в то же время я вижу все эти новостные сенсации в Америке, особенно о молодых, которых воспитали так, что им не важно, действительно ли они знамениты или нет, если они просто богаты и известны – Пэрис Хилтон и тому подобное. Они на слуху, но они не сделали ничего, что стоило бы помнить! Джон Генри был парнем, который упорным трудом добился чего-то, что достойно памяти. Не как чувак с YouTube, который получает два миллиона просмотров за какую- то глупость. И я скорее сделал бы что-то в духе Джона Генри.

То есть, вы видите себя Джоном Генри от музыки?

Нет, но я вижу себя парнем, который хочет, чтобы его помнили за то, что он много трудился и сделал что-то хорошее.

Имея девять альбомов за плечами, ты понимаешь, какие из них выдержат проверку временем, и я полагаю, что этот альбом – кульминация работы, которую мы с Кевином проделали за последние четыре года. Я никогда не успокаиваюсь как гитарист, певец или автор, и я никогда до конца не доволен своим гитарным звуком, поэтому я всегда ищу путь к вершине.

У вас на альбоме играет также достаточно известный южноафриканский гитарист Блонди Чаплин?

Да, Блонди научил меня радикально другому подходу к ритм-гитаре. Я обычно очень монолитен: у меня силовая подача, мой звук плотный – он тяготеет к доминированию. А Блонди пришел, подключился к моему твидовому Harvard через некоторые педали Colorsound, которые я купил в Манчестере, и боссовский хорус, который валялся у меня в ящике с педалями. Затем он все это скопом нарулил – хорус на полную катушку, врубил тремоло, переключил Les Paul на передний датчик – и это стало чудесной краской. Я очень вдохновлялся, глядя на него и все его заковыристые аккорды. Я как будто смотрел на музыкантов студии Stax, как играли они. Такой же огромный звук, идущий от мелкого усилка, на который накинут микрофон. А мне для того же нужна гора мощного барахла!

Хорус BOSS и педали Colorsound – это звук соло в «As The Crow Flies»?

Да, это был аппарат Блонди. Он оставил все собранным и подключенным. Студия помещалась в доме с восемью спальнями, поэтому мы все в ней и жили – мы зависали допоздна, пили вино, трепались о группах, девчонках и все такое. Но он оставлял усилитель включенным – я думаю, на целую неделю! Гитара, на который сыграно, это тоже его Goldtop 68-го года. Я не припомню, чтобы Блонди хоть раз за всю сессию брал в руки тюнер. У него все получалось само собой.

Вот эта песня, а также «Lonesome Road Blues» и «Funkier Than A Mosquito’s Tweeter» демонстрируют другой подход в вашей игре – как будто происходит что-то в духе Роббена Форда, приджазованное...

Наверное, я своего рода Line 6 POD среди гитаристов – я моделирую кого угодно! Если песня диктует мне, куда я должен двигаться вместе с ней, я могу испытать потребность выйти за рамки при помощи джазовых гамм. Или в вещи типа «Happier Times», когда вы ожидаете, что вот я сейчас в ней оторвусь, я играю очень и очень сдержанно. Не знаю. Это не было сознательным выбором. Это скорее было чем-то вроде экспериментов со звуком.

Вы назвали себя Line 6 POD среди гитаристов, но именно в кавере на «Stop !» Сэма Брауна интро с мощным сольным заходом звучит как стопроцентный Бонамасса, не так ли?

Кевин раскопал эту песню, и я не имел представления, что это, оказывается, большой хит в штатах. Я не знал, кто такой Сэм Браун. Это как Джо Браун – легенда и все такое в Англии, но в штатах его особо не знают. Я не мог прикинуть, как бы переиначить ее на свой лад, поэтому я тупил до упора, пока не настал момент истины. Я прослушал песню разок, просто чтобы снять аккорды, затем попросту сказал себе – петь и играть я буду так, как буду!

Большой, полный задержки лидовый саунд во вступлении – это что?

Это мой концертный комплект. На задержке всегда работает Marshall Silver Jubilee, а для середины я использовал, по-моему, Carol-Ann – тогда мне еще не сделали American Van Weelden. Carol- Ann – это сделанный в духе Dumble усилитель на EL34. У меня все еще в работе Two-Rock, но Marshall и Caroll делают большую часть работы. Кевин все микширует в моно, поэтому это два усилителя, слитых в один звук. Задержка – это BOSS DD-3, которой уже 16 лет! Кевин мог на сведении положить еще задержку от себя, но эта педаль отменно работает в петле у Marshall. Она не перекрывает все на свете, в этом отношении она работает, скорее, как ревербератор.

А аккорды на чистом звуке, что звучат между пением?

Это опять же концертный комплект. Вместе с тем самым Carol-Ann у меня работает хорус TC Electronics, задержка Eventide и реверберация BOSS.

В ламповой петле эффектов хорус раскрывается пошире, а перед реверберацией я ставлю чуть-чуть задержки, чтобы все это плескалось вокруг. Когда я играю соло, громкость (показывает на воображаемой гитаре) выкручена до упора, а на ритме она прибрана, и есть запас чистого звука.

Джо Бонамасса

Серьезно? Громкость на гитаре дает вам такую большую разницу?

Да, когда ты убираешь громкость на Les Paul, все как бы расправляется, поэтому так важно использовать усилители с большим запасом мощности – 100-ваттники хорошо очищаются и звучат более полно. Поэтому я никогда не играю соло, выкрутив все на гитаре на 10. Я играю соло, скажем так, на восьмерке, и устанавливаю на усилителе гейн чуть более агрессивным, зная, что не нагружу вход на полную.

Точно так же поступает Джефф Бек – все управляется с гитары. Как сильно вы отклонялись на записи от своей концертной конфигурации?

О, неслабо. Например на «Funkier...» я собрал комплект, подобный тому, что Джефф Бек использовал в 1974 году: 50-ваттный Park, один винтажныи кабинет 4х12 и педаль Colorsound Tone Bender. Я также использовал тремоло Fulltone, чтобы продраться сквозь весь этот шум. На этой вещи я играл на Les Paul и получал все эти звуки. Вообще, на этом альбоме, в отличие от предыдущих, я не ограничивался своим концертным аппаратом – в ход пошло много-много усилителей. Это был первый раз, когда вся моя коллекция была под рукой, поэтому я мог выбирать из Fender, например, и мой «блонд» Bassman, и Tremolux, и еще всякие головы и кабинеты blackface – что угодно. Это было круто. Некоторые самые мощные гитарные звуки – как на «Jockey Full Of Bourbon» – это просто две головы Fender с кабинетами, всего лишь пара 50-ваттников.

А столько оборудования в одном месте не приводит к путанице?

Я сводил ассистента звукоинженера с ума. Кевину было пофиг – если звучит круто, врубай! Но инженер был против, ведь надо установить каждый микрофон по фэн-шую до миллиметра. И тут я такой – меняю усилители, двигаю микрофоны, а в итоге попросту врубаюсь напрямую в Super Lead.

Я также раскопал Echoplex, о котором подзабыл, и подключил его к педали хоруса Arion. Получился такой переливающийся звук. Я подрубил к ним пару усилителей Fender, которые мы оставили включенными на пару дней, чтобы они прогрелись и не перестали издавать странные звуки. И вот этот саунд я преимущественно использовал во время второй сессии.

А этот саунд с насыщенной серединой в заходном риффе к «John Henry»?

В тот день в студии было две гитары. Одной из них была, по-моему, сделанная маленькой компанией Stonetree. Они могут сделать все, что ни попросишь, включая инструмент со стратовским корпусом и грифом, но только баритон, целиком из махагона и со звукоснимателями Danelectro!

Я вытащил ее, затем я получил Ernie Ball John Petrucci, что, на первый взгляд, ну никак не вписывается в мою музыку. Так что саунд на «John Genry» – это в основном Stonetree, но в бридже мы наложили еще и модель Петруччи. Очень агрессивно, очень громко – у этих датчиков Danelectro есть зубы.

Вы упорно работаете над своим вокалом. Я видел, например, как вы берете онлайновые уроки в гастрольном автобусе.

Это самый серьезный вызов, который стоит передо мной изо дня в день. Ты вынужден следить за тем, достаточно ли ты высыпаешься, не слишком ли много говоришь, но я почувствовал разницу. Если послушать меня восьмилетней давности, то я звучу так, как будто калечу сам себя и еще какую-то мелкую зверушку за компанию! Это звучало, как если бы я просто кричал в тональности, но уже на паре последних альбомов прорезаются ноты, уже имеется какое-то пение.

Повлиял ли как-то на ваше пение сброшенный недавно вес?

Да, каждые десять кило, что ты сбрасываешь, заставляют пересмотреть технику. Как только я скинул первую десятку, я понял, что у меня есть проблемы с голосом. Существенная часть звука идет от диафрагмы и от черепа. И меньше всего следует черпать звук от собственно голосовых связок – с ними надо полегче. Поэтому, потеряв вес, я понял, что начинаю чрезмерно его компенсировать и слишком напрягать свои связки. Тогда мне пришлось придумать, как еще компенсировать вес, но и только!

Гитара в «The Great Flood» имеет очень «вокальный» тембр – как будто в ней есть фирменная «противофазная» распайка Питера Грина...

Нет, я думаю, тут просто поработал эквалайзер. Но я так же не использовал медиатор – я часто стал в последнее время обходиться без медиатора. А инструментом был прототип моего подписного Les Paul. У меня есть он и первый серийный экземпляр, и это основные гитары на альбоме. Я также поменял одну гитару на number 52 моего друга. Он купил два, а потом понял, что ему не нужно сразу два голдтопа. Мы махнулись, и у меня теперь есть number 52, который я беру в тур – хороший экземпляр, со светлым звучанием.

Нет ли на очереди еще каких-то подписных моделей – например, усилителя?

Мне никогда не попадался усилитель, который способен дать мне все сразу. Есть пара усилителей, на которых стоит мое имя, но это очень малосерийная продукция. Например Category 5 – мы разработали что- то вроде 100-ваттного Super Lead с бустом середины в духе Dumbel, чтобы получить очень плотную середину. Но он также очень чистый и ясный, и можно получить от него прозрачность в духе Пола Кософфа. И есть еще Carol-Ann, который называется Joe B 100... Но, если честно, я не могу на голубом глазу разработать что-то с Marshall, Bogner или еще каким-то крупным брендом. Я не могу продавать усилитель честно, говоря, что он для меня заменяет все на свете. По мне, нужен отдельный усилитель для низов, отдельный для верхов, и для середины понадобится еще один.

Джо Бонамасса

На «From The Valley» звучит National Duolian?

Да, я собирался использовать свою старушку 1931 года, но когда я настраивался перед записью, я сломал даже не один, а два пластиковых бутона – от старости они все рассохлись и потрескались. Я попытался настроить гитару при помощи плоскогубцев, но это получалось криво: способ явно не годился. У меня есть реплика Triolian, очень удачная, никакого дребезга – вот она и звучит!

Это очень интересная вещь, потому то в ней поверх того, что звучит, как фолковый мажорный аккорд в открытом строе, играются мелодии с восточным колоритом...

Да, я представлял себе Рая Кудера, тусящего в Мумбаи – у меня на протяжении года было глубокое зависание в музыке Кудера.

Мне нравится, как это звучит – все эти интервалы в противопоставление пентатоническим. Не то, чтобы я медитировал каждый день, подобно Джорджу Харрисону, но меня интригует такой подход. Некоторые индийские раги Рави шанкара напоминают мне блюзовые джемы. Начинаем с темы, ей же и заканчиваем, а в промежутке все солируют на протяжении 150 тактов.

Кстати, что вы скажете о недавнем комментарии Гари Мура в ваш адрес?

О, да! (Смеется.) Я не мог его не заметить – об этом писали на моем форуме. Гари Мур – один из моих героев, он очень приятный человек и всегда находит время со мной поболтать. То, что он говорит (о большом количестве влияний, стилевом разбросе и уходе от корней блюза), я от него слышал и раньше, может, только в другой форме. Я построил свою карьеру определенным образом, а Гари построил невероятно успешную карьеру по-своему.

Мой метод в том, что я не могу с полной отдачей отстреляться альбомом, забитым 12-тактовым блюзом от начала и до конца – это просто не мое. Я никогда не был паломником блюза – я гитарист с блюзовыми корнями, но на меня повлияло все, что только играется под этим Солнцем, включая кое-что из неблюзовых работ Гари Мура! Я считаю, что моя аудитория расширилась за последние 4-5 лет именно потому, что я не замыкаюсь в прямолинейном блюз-роке. Поэтому я позволю себе не согласиться с мнением, что мне следует придерживаться одного стиля. Вот так звучит моя музыка, когда я миновал 30-летний рубеж. У меня нет ни малейшего представления, как она будет звучать после 40-летней отметки, и у Гари Мура тоже, скорее всего, не было!

Хотел бы я, чтобы мои кумиры сказали – «Эй, Джо, ты крут!»? Да, хотелось бы. Но как бы то ни было, по крайней мере, я не Брэд Пэйсли! (Кантри-шреддер, которому досталось от Мура за «стерильность звучания».)

И о грядущем выступлении в Albert Hall...

Это крупная затея, в которой будет участвовать большая толпа! Это как Mad Dogs & Englishmen у Джо Кокера, только без группы подпевки! В зале будут мои родители, будет сниматься DVD, так что давить на меня будет немало чего. Но я нацелен отыграть этот концерт как ни в чем не бывало, насколько это возможно, хотя это самое важное шоу в моей жизни

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин