weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Dominic Miller: Четвертая стена

musicbox.su

Dominic Miller
Dominic Miller/Fhoto: flickr.com

Нет смысла представлять Доминика Миллера людям, его знающим. Наш совет тем, кому незнакомо это имя – послушать его музыку. Поcледний альбом Доминика Миллера – «Fourth Wall» – увидел свет 1-го сентября этого года. Пользуясь словами самого Доминика, сказанными в разное время и по разным поводам, мы постарались нарисовать картину внутреннего мира музыканта. «Я – музыкант. Гитара – это инструмент, который я для себя выбрал. Я совершил какие-то вещи в своей карьере, некоторыми из них я горд, а некоторыми – нет. Но ни о том ни о другом я не сожалею. Я не верю, что мои успехи или триумфы должны измеряться тем, с кем мне довелось играть вместе, или тем, какое количество альбомов было продано. Именно поэтому я пишу свою собственную биографию.Я родился в Буэнос-Айресе (Аргентина) в семье американского отца и ирландской матери. Музыкальным горизонтом моего детства были THE BEATLES, THE ROLLING STONES, музыка Босса-Нова, танго, аргентинский фольклор и церковная музыка, классическая музыка, ирландская народная музыка и блюз. Я ходил в школу в США (Висконсин), что дало мне понимание американской культуры и музыки. Позже переехал в Лондон (Англия), начал изучать классическую гитару и композицию в Школе Музыки Гилдхолл (Guildhall School of Music); в то время мне было 18 лет, и с тех пор я живу в Англии. Я – счастливый отец шестерых детей, доволен жизнью и моё музыкальное путешествие продолжается».

Реплики Доминика:

Музыка

– Сегодня я классический гитарист, выступающий в Альберт-Холле, завтра лечу куда-то, где никогда не был, на джазовый фестиваль, а затем должен быть «рок-звездой» где-то ещё. Тем не менее мне нравится это разнообразие.

– Мой альбом «Shapes» по-прежнему на 1-ом месте в классических чартах. Не могу в это поверить. Четыре недели подряд. Я на седьмом небе.

– Недавно у меня состоялся разговор с товарищем о динамике выступлений. Я спросил его: «Если бы у тебя был выбор, что бы ты предпочёл – лучшее выступление в твоей жизни, когда всё прошло так как ты хотел, но аудитория принимала тебя вяло, или когда ты выступил “так себе”, но аудитория “стояла на ушах” и тебе удалось установить с ней эмоциональную связь». Мой товарищ выбрал первое, а я – второе.

– Я обожаю процесс изучения нового произведения. Это как медитация или йога, или и то и другое.

– Когда изучаешь новое произведение, стихотворение, молитву, движение йоги или что-либо другое сердцем, важно сначала изучить это чисто методологически и только затем найти смысл и содержание этого произведения, сделать его своим или даже постараться представить, что это произведение было написано именно для тебя.

– Я выбрал путь музыканта, что является достаточно эгоистическим существованием или становится таковым, постольку я не ожидал такого успеха, который подразумевает бесконечные турне вокруг земного шара.

– Спустя время, я по-прежнему музыкант, поверьте, … и каждый день я нахожусь в начале. Каждый раз, беря в руки гитару, я ничего не знаю. Все, что могу предпринять, это медленные шаги в сторону лучшего звука и лучшего музыканта. По прошествии лет я, возможно, более продвинут, чем многие, но это постоянная борьба. Моя борьба.

– Быть креативным и писать музыку – это означает погрузиться глубоко внутрь себя и слушать. Это равносильно тому, чтобы замереть и не двигаться. Я должен привлечь весь свой опыт только для того, чтобы… ничего не делать. Сосредоточиться и следовать своему сердцу.

– Капризничаю ли я? Конечно нет. То, что я делаю, это то, что я мечтал делать с 11-ти лет и просил Бога об этом.

– Мелодии, которые я пишу, не предлагают ответов. Они полны вопросов. Надеюсь, это имеет некий смысл.

– Вещь, которая меня расстраивает, это то, как много гитаристов подходят ко мне после концерта и говорят о том, как им нравится звук моей гитары. «Что это за модель?», или «Какие струны ты используешь?», «Где можно купить такие же?» и так далее. Вместо того чтобы чувствовать себя польщённым, я чувствую неприятный осадок, потому что знаю, что гитара сама по себе не издаёт звука. Его извлекаю я. И я много работаю над этим. Кто-то посоветовал мне хороший ответ для подобных реплик: «Спасибо, а теперь бросьте гитару на пол и скажите – как она звучит сейчас?»

– Мой совет для любого развивающегося гитариста, художника, писателя, повара, медсестры и так далее будет таким: «Никогда не переставайте учиться и примите как аксиому то, что вы никогда не будете совершенны. Просто делайте это медленно, но верно. И если кто-то спросит вас о вашем инструменте – оставайтесь вежливым и не расстраивайтесь так, как я».

– Сессионные музыканты работают с другими музыкантами, артистами и продюсерами, которые, должен заметить, несколько сложный тип людей. Знание того, как нужно обращаться с творческими людьми, – полезная вещь сама по себе, но она требует неимоверного количества сосредоточенности и терпения.

– Я готов пойти как можно дальше, достигнуть самой глубины своей души для того, чтобы иметь возможность сказать что-то значительное, что может отозваться в жизни других людей.

Турне

– Вот мой обычный распорядок дня на гастролях: я встаю в 6–30 утра и пью кофе (должен сознаться – с сигаретой). Затем я выхожу из отеля, чтобы осознать, в каком месте я нахожусь; иногда я заговариваю с людьми, которые, возможно, делают то же самое, что и я. Захожу в какой-нибудь клуб для «жаворонков», где обычно много людей. У нас общее понимание вещей. Я люблю утреннее время, поскольку это дает мне возможность быть одним из немногих людей в шоу-индустрии, которые могут позволить себе просто ходить по городу и наслаждаться жизнью. Я возвращаюсь в отель около 10-ти утра, проверяю электронную почту, читаю и отвечаю на письма. Затем я звоню домой. Эти звонки поддерживают меня неимоверно, так как порой просто слышать голоса друг друга – это всё что нужно, независимо от того, насколько тривиальна сама беседа. В районе 11-ти часов я провожу два часа в изучении произведений Баха, что не только здорово расслабляет, но и повышает мою техническую форму. В этот момент я стараюсь играть «без эмоции», поскольку для меня именно такими и должны быть занятия. Оставаться безэмоциональным – это уже практика, как бы абсурдно это ни звучало. Я предпочитаю сохранять эмоции «на потом». Около 13-00 достаточно интенстивно в течение часа занимаюсь йогой, что окупается с лихвой позже. Йога помогает обрести силу, равновесие и гибкость не только физически, но и ментально и эмоционально. После занятий йогой я обычно ложусь ненадолго спать (некоторые называют это «сном силы»). После сна я обретаю нужную мне форму на оставшийся день и чувствую себя свежо и энергично.

– Поразителен контраст между выступлением перед публикой числом в 15 000 человек на стадионе в Лас-Вегасе и маленьким залом, собравшим лишь 50 зрителей. Это делает мою жизнь пульсирующей и интересной.

– В самолете я обычно играю в шахматы со Стингом (Sting) или Джейсоном. Мы настоящие фанаты шахмат. Это заставляет мой мозг работать.

– Невозможно описать ощущение, когда ты играешь один перед 18 000 человек и можешь услышать, как падает на пол иголка. Люди слушают мою игру и дают мне возможность выразить себя. Помимо звуков гитары я слышал только пение птиц и аплодисменты между номерами.

– Обычно я начинаю собираться в турне за час до отъезда. Я просто бросаю всё в сумку и забываю об этом. Конечно, я не забываю прихватить необходимые вещи: паспорт, права, деньги и тому подобное. Но есть ещё что-то, что я никогда не забываю взять с собой, – это память о незабываемых концертах, участниками которых вы были.

– Концерт сродни медитации, только в присутствии аудитории. Не то что бы я контролирую то, что делаю, это больше похоже на то, как некие высшие силы заставляют меня всё делать правильно. Я ценю каждую секунду каждого концерта; трудно описать чувство игры перед публикой.

– Каждый концерт наиболее важен, независимо от того, где мы играем.

– Выступление немного похоже на первую встречу с неизвестным тебе человеком, по крайней мере, именно так я хочу это воспринимать.

– Обычно я произношу короткую молитву, и мы начинаем. На сцене я трансформируюсь в какое-то иное существо. Я являюсь песнями, которые мы исполняем, и дышу ими. Этого не описать.

Стинг

– Мне нравится работать со Стингом, потому что каждый день – это новое путешествие. Он, как и я, воспринимает каждый день по-особенному и относится к каждому концерту, как к самому важному.

– Даже после 15-ти лет работы и пяти мировых турне со Стингом я по-прежнему считаю, что это моя вершина. Не могу представить себе, как бы это могло быть ещё лучше и ещё интереснее.

– Некоторые могут задаваться вопросом – каков Стинг на самом деле. Он – настоящий джентльмен. Я горд тем, что работаю с ним.

– Одна из причин, по которой мы по-прежнему вместе, это то, что мы всё ещё растём и хотим учиться. Мы оба сознаем важность того времени, когда каждый из нас предоставлен сам себе, когда каждый обязан посвятить это время изучению новых стилей, приобретению нового опыта. И когда мы встречаемся в следующий раз, у каждого есть новые истории, новые фотографии – таким образом устанавливается более глубокая связь.

– Находиться в турне со Стингом – лучшая работа в мире. Когда я работаю в его шоу – это не только два часа в день (плюс саунд-чеки), прожитые в его музыке, я также бодрствую и сплю с его музыкой. Это трудно объяснить, но, по сути, это форма принадлежности к его миру, а не к моему.

– Будучи гитаристом Стинга, я должен каждый день щипать себя, чтобы понять, что это реальность. Иногда я задаюсь вопросом – что я сделал в прошлой жизни, чтобы заслужить это.

– На последних концертах я смеялся на протяжении последней песни с названием «A Thousand Years» («Тысяча лет»), потому что в голове я пропевал слова – «a thousand shows» («тысяча концертов»). Но на лице у меня была улыбка, так как я благодарен за ту позицию, которую занимаю.

Личное

– Я ненавижу пауков. Однажды увидел огромного паука, который (я клянусь) был одет в штаны из леопардовой шкуры и у которого были длинные волосы. Такой типаж рок-звезды среди пауков.

– У меня зеленовато-серые глаза (цвета реки Темза в дождливый день).

– Демонический Миллер – так меня называет Винни Колайута (Vinnie Colaiuta).

– Я оставлял свой дом в беспорядке и проводил дикие вечеринки, когда выпивалось всё вино в доме (одна из таких вечеринок длилась три дня). Люди приходили и уходили. Некоторых из них я никогда не видел до этого.

– У меня не очень большой талант в разжигании огня. Даже имея самое сухое дерево в мире, специальный уголь, щепки, которые должны загореться просто от взгляда, и самую толстую газету – я всё-равно не мог заставить разгореться этот проклятый огонь.

– Я перестал делать фотографии, поскольку предпочитаю сохранять образы в душе. Порой, глядя на фотографию, мы забываем, какой сохранилась данная картина в нашей памяти, невольно стирая её.

– Я обратил внимание, что у меня появилось веснушек гораздо больше, чем когда-либо. Готов поспорить, их больше, чем пикселей на вашей цифровой фотокамере. Больше, чем людей в Китае ( а может, и во всём мире). Астрономы могли бы, вероятно, дать мне карту моих веснушек.

– Мне не стыдно признать, что у меня слегка увеличился живот, так как иногда не остаётся времени на занятия йогой. Но я должен покончить с ним, если я хочу оставаться гитаристом в группе. Не знаю почему, но я всегда думал, что гитаристы должны выглядеть худыми и измученными.

– Почему музыканты думают, что все всегда на них смотрят?

– Мы получаем много компакт-дисков и демо-записей, но, сказать по правде, – редко их слушаем.

– Признаться честно, я не очень люблю тусоваться с сотнями других гитаристов, но иногда у меня просто нет выбора.

– Не могу сказать, что я много зарабатываю своей музыкой, в любом случае, этого недостаточно для моего бюджета.

– Успех – это совсем не то, чего нужно добиваться любой ценой. Я знаю людей, которые буквально скребут копейки для того, чтобы свести концы с концами, но которые в то же самое время счастливы и самодостаточны. Я также знаю людей, которые в высшей степени успешны – и жалки в то же самое время.

– Я занимаюсь своей профессией из любви к ней, а не для того, чтобы самоутвердиться в качестве гитариста. Вы и так хорошо знаете, что всё, что я хочу, – это прикоснуться к вам на эмоциональном уровне.

– Мне не очень нравится находиться за кулисами на таких событиях, как концерт «Live 8», со всеми этими знаменитостями, их антуражем и так далее. Там я чувствую себя не в своей тарелке. Знаменитости повсюду; люди, разговаривающие друг с другом, и в то же самое время оглядывающиеся по сторонам. Это не моя «чашка чая».

– В практике йоги есть такое движение после занятий, которое иронически назывется «труп». Всё, что требуется, это лежать и ничего не делать. Не знаю почему, но это упражнение даётся труднее, чем другие более сложные упражнения. Так что, лучшее движение из всех – это отсутствие движения. Без него просто некуда двигаться дальше.

– Я по-настоящему считаю, что какое-то время совершенно необходимо находиться в полном одиночестве в течение дня, если это возможно. Каждый заслуживает этого.

– Теперь одиночество обрело для меня иное значение. Я использую это время для размышлений, практических занятий, написания музыки, чтения – чего угодно. Но если вы хотите приобрести «чёрный пояс» по одиночеству – постарайтесь сесть в комнате и ничего не делать.

– Человек ближе к подсознательному сразу после пробуждения ото сна. По этой же причине первое, что я часто делаю утром – это пишу музыку.

– Никому не стоит думать, что достаточно того, чего он достиг. Поэтому я должен быть готовым принять критику, если я хочу двигаться вперёд.

– У меня есть всё, чего я хотел. Я работаю с человеком, которого считаю лучшим композитором-песенником и лучшим исполнителем всех времён. У меня есть рекорд-компания, которая позволяет мне самовыражаться в моих интерпретациях классической музыки, у меня есть другая рекорд-компания, которая полностью солидарна со мной во взгляде на мои собственные композиции, – и лучшее из всего – я имею связь с вами, моими слушателями, благодаря которым всё это имеет смысл.

Семья

– Я считаю, что все матери – героини.

– Так прекрасно проводить время со своей семьёй. Я так рад быть частью их жизни. Иногда кажется, что я смотрю на эту картину со стороны, – на эту счастливую, улыбающуюся группу людей. Иногда мне требуется несколько дней, чтобы осознать, что я тоже часть всего этого.

– Хотя некоторые думают, что у меня лучшая работа в мире (как, собственно, думаю и я сам), эта работа имеет свою цену. Я не был таким отцом и мужем, каким хотел бы быть. Я очень счастлив, что я музыкант и могу самовыражаться, но за всем этим находятся люди, которые были оставлены в стороне.

– Эгоистичен ли я? Мне кажется, для того чтобы быть успешным во многих областях, человек должен быть таким. Я бы назвал такого человека «устремлённым». Когда я встречаю кого-либо после концерта, кто рассказывает мне о своих детях, мне радостно и в то же время грустно – ведь вы встретитесь со своими детьми через пару часов, а я увижу своих ещё нескоро. Именно поэтому я стараюсь вложить всего себя в свои выступления. Иначе это бы ничего не стоило. Часто я думаю о своих детях, когда играю на сцене, посвящая каждую каплю творчества своей любви к ним.

– Для меня реальность – это не видеть каждый вечер перед собой тысячи людей, слушающих тебя. Реальность для меня – это время, проведённое дома в кругу семьи, а ночь – в своей постели. Это значит – не жить с чемоданом. Это значит – полное опустошение чувства «эго». Это значит – не набирать «межгород», чтобы позвонить домой.

– Я бы сделал всё что возможно для своих детей, но это не обязательно работает в обратную сторону.

– Загляните в мой фотоальбом, в котором собраны фотографии моей семьи, друзей, любимых и так далее. Это и есть цена. Я был в отъезде большую часть их жизни, и они жили без меня только для того, чтобы дать мне возможность сотрясти мир в качестве музыканта.

Поклонники

– Иногда моя музыка звучит достаточно глубоко и, возможно, чрезмерно одухотворенно – я знаю это. Но те, кто меня знают, знают обычным человеком, с таким же натуральным чувством юмора, как и у них.

– Последний тур удался по многим причинам. В первый раз я имел возможность видеться с вами до и после концерта. Теперь мне кажется, что я знаю вас лучше и могу сказать, что люблю вас всех.

– Я иду к стенду с рекламной продукцией и встречаюсь со своими поклонниками, оставляю автографы на своих альбомах, и так далее. Мне нравится заниматься этим, потому что это даёт мне возможность общаться с людьми, которым нравится то, что я делаю.

– Кто бы мог оставаться недовольным, передвигаясь по планете вдоль и поперёк, играя в различных стилях музыки? Я благодарен всем вам, кто сделал это возможным.

– Многие из вас знают, что мои устремления при записи альбомов не являются коммерческими. Они предназначены для вас и только для вас. Всё остальное я воспринимаю как бонус.

– Заниматься всем этим меня сподвигают не деньги, я лишь хочу посредством музыки построить с вами духовную связь.

– Спасибо за вашу поддержку. Это даёт мне смысл продолжать играть музыку.

– Многие из вас преодолели огромные расстояния, чтобы приехать на концерт – это неимоверно трогательно для меня.

– Хочу поблагодарить всех вас за то, что вы разделили со мной это нескончаемое путешествие. Я воспринимаю это, как благословение. Надеюсь, что вам по-прежнему будет интересен мой маленький мир.

Автор: Саша Виста

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин