weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Richie Kotzen: Я все предпочитаю делать сам

musicbox.su

Richie Kotzen

Этот музыкант как никто лучше подходит под определение «гитарист-виртуоз XXI века». Молодой, но уже сформировавшийся исполнитель с глубокими музыкальными корнями, сверхталантливый и амбициозный, но не закостеневший в своих амбициях, а стремительно прогрессирующий. Достигший больших высот, но продолжающий творческий поиск. Привыкший во всём полагаться только на свои силы. И время от времени записывающий гениальные пластинки.

О СЕБЕ

Я родился 3-го февраля 1970-го года в Пенсильвании. Прожил там недолго, вскоре переехав в Калифорнию. Начал учиться музыке с пяти лет. Сначала было фортепиано, затем, с семи лет, началось активное освоение гитары. На это решение в числе прочих обстоятельств повлияла всеамериканская истерия того времени от творчества группы KISS, и я упорно начал готовить себя к карьере рок-звезды. Наверное, чтобы стать настоящим музыкантом, необходимы толчки с разных сторон. Нужен как внешний, так и внутренний раздражитель. Внешним для меня было шоу KISS, а внутренним – музыка разных гениальных гитаристов, в ряду которых первым стоит Джефф Бэк (Jeff Beck). Со временем внешняя шелуха облетает, и остаётся стержень, музыкальная сущность – то, что ты собой представляешь как творческая единица. Надеюсь, таковой я сейчас являюсь. А тогда было самое начало пути, столько ещё предстояло пройти...

О ДЕБЮТЕ В ГРАМЗАПИСИ

Я думаю, совершенно необязательно перечислять бессчётное количество различных групп, с которыми я играл и набирался опыта. И трудно, естественно, припомнить всё многообразие репертуара, состоящего из кавер-версий известных рок-героев. Это был подготовительный этап карьеры. Первой, по настоящему что-то стоящей группой, в которой я играл, был состав ARTHUR’S MUSEUM. Когда мы собрались, мне было лет семнадцать. Нам повезло – нас взяли на разогрев GREG ALLMAN BAND, и мы исколесили всю Америку, дав более пятисот концертов. Я уже не помню, но возможно, один из этих концертов посетил Майк Варни (Mike Varney, президент Shrapnel Records. – Ред.), который и внёс моё имя в свою книжечку для дальнейших контактов. Группа записала всего лишь одну пластинку («Gallery Closed», 1987 – ред.), которая не была принята слушателями. Тогда мы расстраивались, думая, что мы лучшие, и валили вину на отсутствие интереса к пластинке на всех и вся, но сейчас я понимаю, что мы были обычной средненькой группой, которых в Штатах было сотни, если не тысячи. И было закономерно, что команда вскоре развалилась. Кстати, я даже не знаю, где сейчас Скотт (Scott Lloyd, барабанщик), а с Дэнни (Danny Thompson, басист) мне пришлось пересечься в своей новой группе FEVER DREAM чуть позже. Это случилось, когда я уже был артистом, имеющим в кармане контракт с Shrapnel.

О ДЕБЮТНОМ СОЛО-АЛЬБОМЕ

Мне сказочно повезло. Когда тебе звонит легендарный человек, директор главного гитарного лэйбла мира, на котором выходят альбомы моих героев – Макалпайна (Tony Macalpine), Фридмана (Marty Freedman), Винни Мура (Vinnie Moore), Грега Хоу (Greg Howe) – и предлагает контракт, как это воспринимать? Я тут же дал утвердительный ответ и через очень непродолжительное время сидел в студии. Я сразу же очутился в компании таких людей, что мне пришлось постоянно щипать себя, проверяя, не сон ли это! Майк решил лично продюсировать мой альбом (позже к процессу подключился Джейсон Бэккер (Jason Becker), чему я тоже был несказанно рад), а звуком занимался, в числе прочих, великий Мука (Mark «Mooka» Rennick. – Ред.). Да и музыкантов ко мне Майк приставил мощнейших – Стива Смита (Steve Smith, барабаны) и Стью Хэмма (Stuart Hamm, бас). Пластинка («Richie Kotzen», 1989. – Ред.) получилась, на мой взгляд, неплохой, да и Майк остался доволен результатом. Кстати, я её недавно переслушивал, вспоминал те ощущения, и главный минус, который мне бросился в глаза, это некоторая зажатость и робость. Оно и понятно, я ведь тогда и подумать не смел указывать Стиву, как играть, а Майку – как выстраивать звук.

О ПРОЕКТЕ KOTZEN/HOWE

Это был чистой воды эксперимент. Майк Варни для получения настоящей бомбы решил просуммировать таланты двух нестандартно думающих, тяготеющих к фьюжн гитаристов лэйбла. Бомба, может быть, и получилась, но не взорвалась, в отличие от аналогичного проекта CACOPHONY. Объясню, почему. Участники CACOPHONY – гитаристы Марти Фридман и Джейсон Бэккер не только лучшие друзья по жизни, но и музыканты, думающие в одном направлении. «Speed Metal Symphony» – название, идеально подходящее не только для альбома, но и для их совместного творчества. Что касается наших с Грегом альбомов... К тому времени мы были сформировавшимися музыкантами, чётко понимающими, что мы хотим играть и в каком направлении развиваться. Да, мы оба тяготели к гитарному фьюжн, только играли его по-разному, поэтому, скажем, на альбоме моя вещь «Retro Slow» звучит так, как она звучала бы на моём сольнике, на котором гостит Грег Хоу. Это же можно сказать и о вещах Грега, написанных для проекта. Но несмотря на то, что альбомы KOTZEN/HOWE («Tilt», 1995; «Project», 1997. – Ред.) были встречены слушателями прохладно, мы получили огромное удовольствие от совместного музицирования. Да и в кругах гитаристов пластинка имела определённый резонанс.

ГРЕГГ БИССОНЕТТ И GALACTIC FUSION EXPERIMENT

Я горжусь, что был первым гитаристом лэйбла Shrapnel Records, которому было предложено записать настоящий фьюжн-альбом («Galactic Fusion Experiment with Richie Kotzen», 1995. – Ред.). К моменту записи у меня процентов на 80 был готов авторский материал, и я хотел его реализовать, изрядно импровизируя в процессе записи. Майк сказал, что наиболее подходящим для этого проекта будет барабанщик Грегг Биссонетт (Gregg Bisonette), который легко может сыграть материал любой сложности. И когда в мою квартиру, где расположена студия, вошёл скромный худенький блондин с преданными глазами дворняги, я сначала усомнился в его музыкальной «крутости». Сейчас я жалею об этом, но тогда я вёл себя, мягко говоря, не очень корректно. А иногда даже грубо. Я приказывал ему перетаскивать свои барабаны то в спальню, то в гостиную, то в коридор, я наигрывал на фортепиано куски мелодий со сложнейшими, постоянно меняющимися размерами и требовал, чтобы он играл это на барабанах. И он безропотно терпел все мои закидоны! Удивительно неконфликтный и добрый парень! Да ещё при этом действительно играл всё, что от него требовалось! Бывало, он, конфузясь, уходил домой с обещанием разобраться в сложнейшей партии, и я в очередной раз злорадствовал и думал: ну всё, на сей раз облажается! А он приходил и играл эту партию блестяще! Без преувеличения, Грегг – великий барабанщик. К тому же он выступил в некоторых композициях в соавторстве со мной. Так что заслуга Грегга в успехе этого альбома неоценима. Чутье Майка Варни не подвело его и на этот раз.

О НЕПРОДОЛЖИТЕЛЬНОМ ПРЕБЫВАНИИ В ГРУППЕ POISON

Да, я записал с этой группой один альбом («Native Tongue», 1993. – Ред.) и отыграл ряд концертов. Почему наше сотрудничество было таким недолгим? Ну, во-первых, чего греха таить, я воспринимал своё присутствие там как работу для заработка. Ведь глэм-металл, который я играл в этом проекте, мне не близок. Да и прочий рок-н-ролльный кураж и обязательные атрибуты жизни глэмстеров – вечеринки, попойки, поклонницы – это, конечно, здорово, но сильно мешает творческому процессу. А я прежде всего музыкант, творческая личность, а не кукла с гитарой и не смазливый персонаж для постера. А во-вторых, я – музыкант амбициозный, лидер, что отражалось и на сценическом поведении. Естественно, это не нравилось другим музыкантам, в особенности вокалисту. Они не понимали, что я играю эффектные соло не для того, чтобы все девчонки были у моих ног, а потому, что мне есть что сказать слушателю. Но в этой работе был, безусловно, и положительный момент – я заработал неплохие деньги, часть которых пошла на оборудование моей домашней студии.

ЗАМЕНИТЕЛЬ ПОЛА ГИЛБЕРТА

Когда мне предложили влиться в группу MR.BIG и заменить ушедшего Пола Гилберта (Paul Gilbert), я воспринял это предложение с энтузиазмом. Сейчас жалею об этом, потому что играть в группе чью-то роль (в данном случае Пола Гилберта) – занятие неблагодарное. Билли (Billy Sheehan, басист), как безоговорочный лидер команды, давал установки на концерт такого плана: «Сейчас вступление, Эрик поёт первый куплет, потом припев, дальше идёт соло Пола...» «Эй, Билли, – возражаю я, – меня зовут не Пол, а Ричи». «Слушай, парень, заткнись и играй то, что я скажу», – резюмирует Рыжее Сокровище. К тому же я взрослый человек, а не клоун, чтобы в угоду публике показывать сомнительные трюки игры на гитаре электродрелью. И я решил не задерживаться в команде, тем более что она стремительно начала терять популярность. На тот момент времени она, видимо, уже порядком надоела публике, и как результат – альбом, который записывался с моим участием («Get Over It», 2000. – Ред.), провалился в коммерческом плане. Хотя это обстоятельство совершенно не расстроило ни Билли, вовсю занимавшегося совместным с Дэннисом Чемберсом (Dennis Chambers) детищем NIACIN, ни Эрика (Eric Martin, вокалист), полностью поглощённого сольным альбомом. А о пластинке «Actual Size» (2001) я вообще не хочу вспоминать...

О ДЖЕФФЕ БЭКЕ

Об этом человеке я могу говорить бесконечно и только с чувством безоговорочного преклонения. Уже в 1968-м году (когда меня ещё на свете-то не было!) он записал пластинку «Beck-Ola» с такой фантастической подачей гитарной игры, что достоин памятника при жизни! Послушайте его соло в песне «Jailhouse Rock», которую пел ещё Элвис. Это гениально! И всё, что делал и делает этот человек, – гениально. Меня часто обвиняют в заимствовании у Джеффа различных приёмов гитарной игры. А я и не отказываюсь. Я всегда считал его своим учителем, и если мне удалось извлечь из своей гитары звук, похожий на звук гитары маэстро, то это, безусловно, доказательство того, что я тоже что-то умею делать. Сейчас, я думаю, Джефф вообще вне досягаемости кем-либо. Ибо то, что он делал в 70-е, мы стараемся делать сейчас, тридцать лет спустя, как-то пытаемся это пропускать через себя и по возможности по-своему развивать. Но он то уже ушёл ещё дальше. Вы послушайте пару его последних работ. Это музыка вообще с другой планеты, из другой галактики. Гитара всегда одна и та же, а музыка – сверхновая.

О ГИТАРАХ FENDER

Раз уж мы заговорили о гитарах, то скажу, что я всегда играю на Fender и никогда не делаю из этого секрета. Эту гитару легче других можно заставить (или, скорее, научить) звучать именно так, чтобы она пела в унисон твоему душевному настрою, твоему творческому порыву. Она наиболее правильно может высказать твои мысли языком музыки. Естественно, для этого нужно в совершенстве знать, как правильно строится гитарный звук... Хотя нет, в первую очередь нужно для себя определиться с той мыслью, которую хочешь озвучить и донести до слушателя. Ведь если нет мысли, нет и музыки. А дальше нужно позаботиться о создании гитарного звука, адекватного этой мысли. Нужный звук для меня – звук гитары Fender. Естественно, постоянно идёт процесс усовершенствования технический части – звукоснимателей, комбика, гитарных эффектов, но марка инструмента остается неизменной. На последних альбомах я использую Fender Telecaster, но экспериментирую с гитарными усилителями. На CD «Slow» я использовал новую модель усилителя Mesa Boogie и получил довольно оригинальный звук, который меня устроил процентов на 70. На последнем своём альбоме «Get Up», попробовав усилитель Cornford, я получил совершенно фантастический звук и остался доволен полученным звучанием. Сейчас я занят усовершенствованием этого саунда. Но от гитар Fender в ближайшее время отказываться не собираюсь. Это бренд, проверенный временем. Я уж не говорю о том, сколько великих гитаристов играют на гитаре Fender. Но для меня достаточно уже то, что на ней играет великий Джефф Бэк. Возможности этой гитары безграничны, во всяком случае, когда она у него в руках. Я надеюсь, что и в моих руках она тоже звучит неплохо.

О ТРИБЬЮТАХ

Мне нравится участвовать в трибьют-проектах. Ведь тебе даётся возможность исполнить вещь любимого тобой музыканта или группы, да ещё в компании таких же фанатов творчества этих гигантов. Почему я исполнял именно «Rat Bat Blue» на трибьюте группе DEEP PURPLE («Smoke On The Water», 1994. – Ред.)? Во-первых, – вещь нестандартная, незаезженная. Она, на мой взгляд, самая фьюжновая из пёрпловского репертуара. А во-вторых, приглашённые певцы, среди которых значились и Хьюз (Glenn Hughes), и Киллинг (Kelli Killing), и Сото (Jeff Scott Soto), и Доккен (Don Dokken), не захотели её петь, выбрав для себя известные композиции, и я спел сам – к своему величайшему удовольствию. По-моему, неплохо получилось. А что касается трибьюта группе QUEEN («Stone Cold Queen», 2001. – Ред.), то мой выбор композиции «You’re My Best Friend» удачно совпал с выбором Марко Мендозы (Marco Mendosa, бас) и Винни Эппайса (Vinnie Appice, барабаны). Мы её в таком составе и записали, получив по-настоящему оригинальную роковую трактовку композиции. Приглашали меня и поучаствовать в трибьюте группе MR.BIG («Influences And Connections, Volume One: MR.BIG», 2004. – Ред.). Причём другие участники команды, правда, не все, а только Билли Шиэн и Пэт Торпи (Pat Torpey), тоже изъявили желание принять в нём участие. На время были забыты старые обиды и раздоры, работали с безумным интересом, потому что много номеров сделано совершенно спонтанно и нестандартно. Например, когда я или Билли только поём, а на гитарах играют приглашённые музыканты. Больше всего меня на записи тронули два момента. Это номер BAD COMPANY «Mr.Big» (визитная карточка команды), сделанный нами с вокалистом Полом Роджерсом (Paul Rogers, ex-BAD COMPANY); и самый коммерчески успешный хит команды «Wild World», к которому я придумал новое соло на акустической гитаре. Атмосфера на проекте была доброжелательной – комфортно и уютно, всегда бы так! А насчёт проектов, где хотел бы поучаствовать, но не смог… да, были и такие. Я очень жалею, что не смог записаться на некоторых из них по причине своей занятости. Это, прежде всего, «Jeffology» – трибьют Джеффу Бэку. Я думаю, что там была бы к месту вещь «Led Boots», сыгранная мной с Грегом Хоу на второй пластинке KOTZEN/HOWE. Хотя я ничего не имею против версии Вива (Vivian Campbell), представленной на трибьюте. Ещё жалею, что не смог поучаствовать в трибьют-альбоме больному Джейсону Бэккеру – не было времени. Хотя, наверное, ради таких проектов нужно всё бросать и непременно в них участвовать, чтобы потом совесть не грызла.

О ГОСТЕВОЙ РАБОТЕ

Я с удовольствием принимаю предложения погостить на альбомах своих коллег, если меня зовут. А если зовут друзья, я стараюсь перекроить свой рабочий график и делаю эту работу. Как я могу отказать такому доброму парню Греггу Биссонетту, с которым по-настоящему подружился при работе над проектом GALACTIC FUSION EXPERIMENT? К тому же мне было лестно, что Грегг обо мне не забыл и позвал поучаствовать в своём сольнике наряду со Стивом Ваем (Steve Vai), Фрэнком Гамбале и Джо Сатриани (Joe Satriani)! Я испытал настоящий творческий подъём и горжусь тем, как сыграл гитарную партию в треке «So Many Notes & So Little Time». Считаю эту запись одной из лучших за всю свою карьеру. Что касается пластинки Джеффа Пилсона (Jeff Pilson’s WAR & PEACE «Light At End Of The Tunnel», 2001. – Ред.), то мне было интересно поучаствовать в heavy metal-проекте и поиграть агрессивную музыку наряду с другими известными гостями-гитаристами – Джоном Норумом (John Norum), Ребом Бичем (Reb Beach) и Полом Гилбертом. Оказывается, я не разучился играть громкие соло, прямо хоть сейчас на сцену! Шучу, конечно... Хотя, почему бы и нет. А можно ли назвать гостевым моё участие в проекте VERTU? И да и нет. Хотя я не достиг такого статуса, как великий Стэнли Кларк (Snanley Clarke), с которым мне выпала честь работать в рамках этого проекта, но очень надеюсь, что меня воспринимают как полноправного участника этого коллектива. А что касается приглашения гостей на свои сольные пластинки, так я этого не практикую. С недавних пор предпочитаю всё делать сам.

О НЕЗАВИСИМЫХ РЕКОРД-КОМПАНИЯХ

На самом деле инструментальная гитарная музыка переживает сейчас трудные времена. Она не нужна массовому слушателю, поэтому её не издают крупные лэйблы. Да и далеко не все независимые берутся ею заниматься. Но, к счастью, есть ещё энтузиасты, которые выпускают пластинки такого рода. Совершенно некоммерческие. Непонятно, на какие деньги они живут! Вот, скажем, Лассе (Lars Eric Mattson, директор рекорд-компании Lion Music. – Ред.). Такое ощущение, что он из своей студии вообще не вылезает! Похоже, он там не только работает, но и живёт. Поэтому, наверное, и обосновался на острове (остров Aland в Финляндии. – Ред.), чтобы затруднительнее было предаваться мирским соблазнам. Он настоящий фанат своего дела. Позвони ему в любое время суток или пошли E-mail, он тут же откликнется и даст внятный ответ на любой интересующий тебя вопрос. Фантастически работоспособный человек! Я его уважаю за преданность делу, поэтому, когда он предложил выпустить мой новый (на тот момент) соло-альбом («Slow», 2003. – Ред.) у себя на лэйбле, я был не против. А что касается итальянской компании Frontiers Records, то там тоже собрались энтузиасты. Это маленький независимый лэйбл, который стремительно набирает обороты и с реактивной скоростью пополняет свой каталог, подписывая больших артистов. Серафино (Serafino Perugino, лэйбл-менеджер Frontiers Records. – Ред.) связался со мной и нашёл такие аргументы в пользу своей компании, что я согласился подписать с ними контракт. Теперь я стою в каталоге Frontiers наряду с Гленном Хьюзом, Бобом Кэтли (Bob Catley), Джеффом Скоттом Сото и многими другими ведущими рок-музыкантами современности. Недавно вышел мой новый альбом («Get Up», 2004. – Ред.). Надеюсь, что благодаря правильной политике лэйбла по его продвижению, он максимально широко охватит аудиторию, интересующуюся такой музыкой.

О ПОСЛЕДНИХ АЛЬБОМАХ

Почему я работаю в одиночку? Потому что я индивидуалист. Любое вмешательство со стороны мешает творческому процессу. У меня дома, слава Богу, серьёзно укомплектованная студия, я умею (и надеюсь, неплохо!) играть практически на всех основных музыкальных инструментах. Также я не боюсь петь и пою на своих альбомах сам. В чём заключается, на мой взгляд, творческий процесс? Это когда ты ловишь сигналы из космоса, некую энергию, направленную только на тебя, причём нужно уловить эти сигналы без искажений, без дополнительных переходников. А когда творческая энергия уже в тебе, важно её не растерять, всю без остатка перенести в музыку (без назойливого окружения в лице многочисленных советчиков и прочих раздражающих факторов). Правда, здесь ещё немаловажную роль играет финансовый вопрос. Если я хочу пригласить Гленна Хьюза попеть на моём альбоме, то для этого одного желания мало. Нужно ему заплатить, что совершенно не входит в график моих расходов. А когда ты финансируешь только свою работу, записываешь партии инструментов, вокал, сам выступаешь в качестве продюсера, то и спрашиваешь только с себя. И отвечать за провал или успех работы придётся только тебе. Не надо бояться ответственности за то, что делаешь, потому что только людям, фанатично преданными своему делу, всегда улыбается удача.

Автор: Валерий Кучеренко

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин