weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Neil Young

Finam.fm

Neil Young
Neil Young, Sidney Myer Music Bowl, Melbourne, 28th January 2009/Fhoto: flickr.com

Прозвучавшие песни:

1. Heart Of Gold - 72, Harvest
2. The Loner, 68, Neil Young
3. Don't Let It Bring You Down, 70
4. Out On The Weekend, 72, Harvest
5. Bite the Bullet, 77, American Stars and Bars
6. My My Hey Hey, 79, Rust Never Sleeps
7. Rockin In a Free World, 89

Николай Артюнов рекомендует диски:

Gold Rush, 70, Harvest, 72, Rust Never Sleeps, 79.

АРУТЮНОВ: Доброе день, доброе утро тем, кто слушает нас в субботу, добрый вечер тем, кто слушает в понедельник, в повторе, программу «Историческая справедливость». Я – ее ведущий, Николай Арутюнов. Сегодня предлагаю вам восстановить нашу с вами историческую справедливость по отношению к человеку, которого, я думаю, многие из вас знают, но, безусловно, хотелось бы, чтобы знало его больше народу, и больше народу его любило. Его зовут Нил Янг, это канадский поющий гитарист, или певец, который иногда аккомпанирует себе на гитаре.

Итак, сегодня у нас с вами Нил Янг. Мы начинаем свою программу с песни «Heart Of Gold».

Song (Звучит песня «Heart Of Gold»)

АРУТЮНОВ: Вот так мы сегодня с вами, потихонечку старея, пойдем вслед за Нилом Янгом в поисках золотого сердца. Итак, Нил Янг. Я, честно говоря, подозреваю, что некоторые из наших слушателей знают эту песню, знают ее в варианте незабвенного ансамбля «Boney M». Забегая вперед, скажу, что, конечно, хоть «Boney M» пели эту песню, но никакого отношения к Нилу Янгу прямого и к его глобальной тематике не имеют. Но, тем не менее, видите, помогли нам с вами тоже немножко восстановить историческую справедливость по отношению к Нилу Янгу. Я думаю, у нас с вами сегодня чуть больше времени для этого, и получится чуть лучше.

Итак, Нил Янг. Канадский – я сейчас немножко хочу сам себя поправить – не поющий гитарист, и не певец, который аккомпанирует себе иногда на гитаре, а певец, который аккомпанирует себе на гитаре всегда, акустическая, электрическая, и он когда этого не делает, то он аккомпанирует себе на пианино или играет на губной гармонике. Передаю точный пас автору наших исторически справедливых справок Юрию Новгородскому, он сейчас кое-что вам расскажет интересное.

НОВГОРОДСКИЙ: Нил Персивэл Янг родился 12 ноября 1945 года в городе Торонто. Семья Янгов часто переезжала, однако после развода родителей подростком Нил оказался в Виннипеге. Вскоре дало о себе знать увлечение рок-н-роллом, и Янг вспоминает, как мог часами бросать монетки в музыкальный автомат, чтобы услышать понравившуюся песню.

Со временем у молодого человека нашлись единомышленники, среди которых были и такие в дальнейшем серьезные фигуры канадской и американской рок-сцены, как Стивен Стиллс и Рэнди Бахман. Нилу Янгу не было 20, когда он начал выступать сначала в составе различных групп, а затем и сольно. В одном из фолковых клубов, а таких в первой половине 60-х в Канаде и Америке было немало, он встретил восходящую звезду фолк-сцены Джони Митчелл, и это знакомство окончательно убедило музыканта, что он на правильном пути.

К середине 60-х Янг изъездил всю Канаду, выступая под гитару в небольших клубах. Однако карьера фолк-музыканта его устраивала мало. На глазах Янга набирали обороты рок и ритм-н-блюз, и он просто не мог оставаться в стороне. И вот, в 65-м году Янг уже играет на гитаре в группе «Mynah Birds» вместе с будущей звездой фанка Риком Джеймсом. Джеймс тогда проходил военную службу в США, но ушел в самоволку и прятался в Канаде. Группе даже удалось подписать контракт с «Motown» и записать пластинку, однако вскоре ФБР вернуло Джеймса в ряды американских вооруженных сил, и на этом первая серьезная группа Нила Янга прекратила свое существование.

Тем не менее, музыкант не унывал. Через некоторое время он решил попытать счастья в Штатах, и в 66-м году отправился в Лос-Анджелес. Янг не ошибся – именно Америка подарила музыканту его блистательную карьеру, несмотря на то, что до 70-го года молодой канадец жил там нелегально.

В Лос-Анджелесе Янг снова встретил старого друга Стивена Стиллса, и так появилась группа «Buffalo Springfield». Эта команда стала той музыкальной лабораторией, испытательной платформой, которой так не хватало Янгу в Канаде. Передовой по тем временам сплав фолка, рока и психоделии обеспечил коллективу отличную репутацию, и первый альбом был принят на ура. «Buffalo Springfield» не просто отреставрировали изрядно обветшавший фасад фолк-музыки, они раскрасили его в новые цвета и дали ему новую жизнь.

Записав три альбома, весной 68-го года группа «Buffalo Springfield» распалась. Что удивительно для легенды 60-х, с тех пор не слышно никаких разговоров о воссоединении этого коллектива, а сам Янг на церемонию принятия «Buffalo Springfield» в Зал славы рок-н-ролла не приехал.

АРУТЮНОВ: Сачканул. Жалко, жалко. Вообще интересно, вы знаете, иногда факты истории просто потрясают. Интересно, как жизнь сводит людей в начале их карьеры, или даже до этого, тех людей, которые впоследствии прославились как великие фигуры в совершенно, казалось бы, взаимоисключающих вещах, как в данном случае Нил Янг и Рик Джеймс. Рик Джеймс – вообще, это отдельная фигура, угарная фигура фанк-музыки, я надеюсь, мы как-нибудь до него доберемся.

Нил Янг вырос в, я бы сказал, богемной семье – просто легкое добавление к исторической справке. Я думаю, что он очень хорошо разбирался в хоккее, потому что его папа был очень известным канадским спортивным журналистом. И, опять же, вспоминая Джони Митчелл, великую Джони Митчелл – они тогда подружились, в 60-е годы, дружат до сих пор, и даже некоторое время дружба переросла у них в роман, в 60-е годы. Но это так, это просто какие-то забавные факты, фактики.

Теперь имеет смысл перейти к следующей песне нашей программы. Я предлагаю прямо сейчас начать нам с вами путешествовать по сольной карьере Нила Янга. И прежде чем мы будем о чем-то серьезном говорить, давайте послушаем песню из его первого альбома. Обратите внимание, 68-й год. Тогда еще крайне редки были сольные альбомы, и вот Нил Янг, закончив карьеру в группе «Buffalo Springfield», выпустил уже в 68-м году на фирме «Reprise» – собственно, на этой фирме и большинство его релизов последующих – он выпустил первый сольный альбом, который так и назывался – «Neil Young». Вот очень хорошая песня оттуда – «The Loner».

Song (Звучит песня «The Loner»)

АРУТЮНОВ: Прозвучала «The Loner» с первого альбома 68-го года Нила Янга. Альбом так и назывался – «Neil Young». Я прошу вас потихонечку, тех из вас, кто недостаточно знаком с творчеством Нила Янга, привыкать, прошу вас привыкать к весьма необычной вокальной манере и к его очень интересным, своеобычным фразам, к его фразировке и звуку гитары. Мы об этом чуть позже поподробнее поговорим. Но мне нужно для этого, чтобы вы уже к этому привыкли, чтобы вы уже ощущали это как данность.

Нил Янг – с одной стороны, очень одномерный музыкант, в том смысле, что его карьера, большая часть его карьеры была посвящена музыке фолк. Вернее, он из музыки фолк черпал вдохновение, и это был основной его источник. С другой стороны, многомерный музыкант, потому что он был не чужд эксперимента, и в его коллекции есть, я знаю, чисто рокабилльная пластинка, 83-го года, по-моему, есть пластинка вообще, где он, по-нашему говоря, поет эстрадную музыку. И есть очень много пластинок, и вообще очень много песен в чисто гаражном виде. Недаром его сейчас, когда это понятие вошло в обиход, называют провозвестником гаражного рока, но об это тоже подробнее чуть позже. Во всяком случае, еще в 60-е годы его работы звучали очень сыро, по-гаражному. То есть, понимаете, гаражный рок – это тот рок, который происходил и записывался в гаражах. Это на самом деле так. Это сейчас просто фигура речи, а раньше так это и происходило.

Но, однако, повторюсь, что основной стержень музыки Нила Янга – это музыка фолк. И сейчас еще один дебют в нашей программе – дебют фолк-музыке. То есть, мы уже с вами достаточно подробно говорили о составляющих рок-музыки – и о блюзе, и о соул-музыке, и о фанке, и рокабилли, естественно, о классическом роке, все это понятно. Но, учитывая, что один из корней рок-музыки – фолк, и мы о нем, безусловно, упоминали, но упоминали так, не очень настойчиво – сегодня я обращаю ваше внимание, что сегодня у нас будет звучать музыка фолк. Это та самая музыка, которая вдохновляла и вдохновляет Нила Янга.

В двух словах, что это такое. Если, скажем, чернокожей составляющая рок-музыки были блюз и соул, вернее, до соул – госпел, мы об этом с вами много говорили в наших программах, то белое население Америки дало такую составляющую, как фолк-музыка, и потом производная отсюда – кантри-музыка. Мы, естественно, можем из этого заключить, что фолк – это сокращенный вариант слова «фольклор». Это фольклорная музыка белых американских поселенцев, англосаксов. То есть, фолк – это музыка, которая корнями уходит в Европу, естественно, точнее, в Ирландию, в Англию, в Шотландию, вот туда.

Кроме того, обязательно нужно сказать, что в фолк музыке гораздо больше, чем в соул, блюзе, гораздо большее значение имело поэтическое начало. И именно, наверное, поэтому фолк-музыка привлекала тех музыкантов, которые обладали определенным интеллектуальным уровнем и образовательным цензом. Короче говоря, мыслящих людей. В начале 60-х годов фолк-музыка, в общем-то, служила еще и для мыслящих музыкантов рупором, потому что тогда в музыку проникли, грубо говоря, политические, социальные идеи. И тогда музыканты стали впервые, наверное, за всю историю музыки в массовом порядке серьезно реагировать просто на жизнь, которая их окружала, и высказывать свою позицию по этому вопросу вполне определенно.

Фолк-движение начала 60-х – это... Кстати, давайте будем джентльменами, и пропустим женщин вперед. Это такая великая певица, как Джоан Баэз, это не менее великая Джони Митчелл, как мы с вами теперь знаем, подруга Нила Янга, Джуди Коллинз. И рядом с ними были мужчины, безусловно. Такой красавец-мужчина, как Боб Дилан, в первую очередь. Естественно, мы не можем забыть дуэт «Саймон и Гарфанкел», в России ласково их называли тогда «Саймон и Фурункул». Шутка. Естественно, Джеймс Тэйлор. Джеймс Тэйлор – совершенно выдающийся человек, я думаю, о нем мы с вами со временем поговорим. Тогда это все звучало достаточно акустически. Это вообще называлось, и тогда же берет начало такое понятие, как, по-английски, singer-songwriter, то есть, певец, который пишет для себя песни.

Затем это движение, этих певцов-сочинителей, набирало обороты, соответственно, набирало звуковую мощь, и следующая плеяда, это уже 70-е годы, следующая плеяда этих музыкантов уже звучала вполне по-роковому. Но все равно, безусловно, было слышно, что они отсюда. Это такие люди, как Джексон Браун, Джон Кугар Мелленкамп и, естественно, Брюс Спрингстин. Вот, в двух словах, о той породе музыкантов, которую сегодня представляет Нил Янг.

Таким образом, мы пропускаем второй его сольный альбом и подходим к третьему, потому что он был явно сильнее. Мы сейчас с вами послушаем песню из альбома, который считается одним из лучших альбомов Нила Янга. И я хочу заметить, это полезно знать, что это не планировалось как альбом. Нилу Янгу предложили тогда записать музыку, написать цикл песен для какого-то кинофильма. Фильм не был снят и, соответственно, уже кануло в Лету, кто там его хотел снимать и его название, но до нас, слава Богу, благодаря этому несуществующему фильму дошел великолепный диск «After The Gold Rush». Вот песня оттуда – «Don't Let It Bring You Down».

Song (Звучит песня «Don't Let It Bring You Down»)

АРУТЮНОВ: Вот мы с вами прослушали очень характерную песню Нила Янга. Она называется «Don't Let It Bring You Down» с его альбома 70-го года «After The Gold Rush». И я хотел бы вот что сказать. Только что до этой песни я употребил термин singer-songwriter, то есть, певец-сочинитель. Вы знаете, я думаю, что есть абсолютно прямая аналогия с тем, что у нас происходит. Наше понятие авторской песни, вся музыка, которая Грушинский фестиваль – это аналог того, что мы сегодня слушаем, с той лишь разницей, что типологическое сходство есть этих аналогов в России и в Америке, а, фактически, корни разные, поэтому американский фолк дружит с роком, а русский – нет. И, собственно, ничего в этом плохого нет.

Идем дальше. Дальше у нас с вами, нас поджидает такая планета, как ансамбль «Crosby, Stills, Nash & Young», или как тогда это название переводилось на русский язык, «Кроссби, Стиллс, Нэш, да еще и к тому же и Янг». Однако сразу оговариваюсь, мы сегодня не будем слушать их песни. Вы догадываетесь, что эта группа требует отдельного разговора. Но умолчать мы этого не можем, потому что у Нила Янга был такой момент в карьере, который не каждому музыканту выпадает. Он участвовал в супергруппе, которая была супер популярна. Может быть, эта группа в то время была – да не может быть, а точно совершенно, в самом пантеоне рок-музыки. Фактически, это была первая американская супергруппа. Ну, за это здесь конкурируют с ними, за право называться первой американской супергруппой группа «Electric Flag», о которой мы с вами уже говорили. Но, все-таки. «Crosby, Stills, Nash & Young» были чуть-чуть суперее.

Как говорили герои Шолохова, пользуюсь слухами, что нашего героя Нила Янга в эту команду привел вполне обычный, земной, в общем-то, практический, я мягко выражаюсь, интерес. Дело в том, что до его прихода группа уже была, она называлась так, минус его фамилию, «Crosby, Stills & Nash». И их первый альбом в 69-м году произвел эффект разорвавшейся бомбы, а поскольку Нил Янг был все время рядом где-то, Стивен Стиллс – это его старинный друг еще со времен «Buffalo Springfield», то достаточно как-то логично и человечески, и музыкально он присоединился, приклеился к ним. И Бог с ними, с его какими-то соображениями меркантильными. Опять же, кстати, это не факт, это слух. Но, тем не менее, Бог с ними, с этими соображениями, главное, получился музыкальный продукт высшей категории.

Он отправился с ними в турне летом 69-го года, и одним из концертов этого турне был какой концерт? Правильно, Вудсток. Видите, Вудсток – это как печка, от которой все время мы танцуем. Нам никуда не деться, я думаю, что любая выдающаяся команда того времени, особенно американская, мимо Вудстока не проехала. Не проехали и наши «Crosby, Stills, Nash & Young», да еще как. В общем-то, их сет был там одним из лучших. Потом они записали диск «Deja Vu», об этом обо всем вы еще услышите в исторической справке чуть более подробно. Оставляем группу «Crosby, Stills, Nash & Young» для каких-то следующих наших программ.

Сегодня будет нам интересно с вами узнать немного об отношениях Нила Янга со Стивеном Стиллсом, другим гитаристом этой команды и, напомню, его старым партнером еще по группе «Buffalo Springfield». Вы знаете, я недаром упомянул об их отношениях – эти отношения достаточно характерны для рок-мира в целом. Это тот тип отношений, который можно назвать «заклятые друзья». Напоминаю тут же пример, опять же, мы об этом говорили – Джек Брюс и Джинджер Бейкер из «Cream», и много мы, давайте так, не будем углубляться. В общем, это человеческие отношения, я думаю, что и у нас с вами, среди наших с вами отношений с нашими друзьями присутствует такой тип отношений. Но он, как правило, высекает искру, и для творческих людей он бывает иногда очень полезен. То есть, это смесь конкуренции, некоторой... Зависть – жесткое слово, давайте его не будем употреблять. Смесь, скажем так, конкуренции и вместе с тем, искренней дружбы и совпадение интересов. Вот случай Нила Янга и Стивена Стиллса.

Тем не менее, когда группа «Crosby, Stills, Nash & Young» выступала, их концерт состоял из двух частей. Первая часть – это их песни, которые они исполняли вчетвером, а вторая часть – это их сольная, было сольных маленьких четыре концерта. И уже в то время, в 70-м году, ребята уступали последнее место, в данном случае, лучшее место, последнее место в концерте блоку песен Нила Янга. Характерный момент.

Итак, дальше. Мы подобрались. Вначале слушаем музыку с великого альбома «Harvest» 72-го года, мы к нему подобрались. «Out On The Weekend».

Song (Звучит песня «Out On The Weekend»)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Out On The Weekend», песня 72-го года из альбома «Harvest». Этот альбом... Если бы кто-то при мне сказал, что это один из лучших альбомов рок-музыки – я бы, в общем-то, спорить с этим не стал. Даже, наверное, поддакнул. Еще бы этот альбом не был таким выдающимся – ведь он записывался, представьте себе, полтора года. И учитывая такую манеру Нила Янга, я бы сказал, чуть расслабленную, неряшливую, что ли, манеру его пению и манеру игры на гитаре, этот факт кажется странным. Но поверьте мне, перфекционизм вполне уживается с такой рок-н-ролльной расхлябанностью, и дает иногда такие совершенно потрясающие результаты, как альбом «Harvest». Там, в этом альбоме, есть все, что было в музыке Нила Янга, чего не было – то есть, там вам и скрипки, и педальная стальная гитара, и великолепный продюсинг, великолепное звучание, и вокал звучит его очень специфически, вокал звучит очень правильно. В общем, выдающаяся работа, безусловно. Об этом будет еще пара слов в исторической справке.

Кстати, замечу, на этом альбоме присутствовала песня «Alabama», которая явилась впоследствии причиной легкого конфликта Нила Янга с нашими уже с вами друзьями, группой «Lynnyrd Skynnyrd». Вы помните, их знаменитая песня «Sweet Home Alabama» – это был такой резкий ответ на песню «Alabama» Нила Янга, в которой Нил Янг позволил себе отозваться о жителях южных штатов не так, как хотелось бы ансамблю «Lynnyrd Skynnyrd». Но это уже шутка. Вторая историческая справка на сегодня.

НОВГОРОДСКИЙ: В 1969 году Янг присоединился к супергруппе «Crosby, Stills, & Nash», добавив к названию и свою фамилию. Янг, с его революционными взглядами, пришелся в этом коллективе очень кстати. Выпустив в марте 1970 года блестящую пластинку «Deja Vu», Янг и компания очень скоро оказались суперзвездами. Что касается пластинки, то она несомненно относится к шедеврам рока, а ее невероятные вокальные и инструментальные ландшафты поражают воображение и сегодня.

Однако квартет просуществовал недолго, даже по меркам среднестатистической супергруппы. В том же 70-м творческое многоголосие переросло в творческие разногласия и, оставив потомкам блестящий концертник «Four Way Street», группа «Crosby, Stills, Nash & Young» распалась.

Между тем, Янгу было куда уходить. Еще в 68-м году он встретил басиста Билли Тэлбота, барабанщика Ральфа Молина и гитариста Денни Уитена, и объединил этих музыкантов под названием «Crazy Horse». Именно этот состав играет с Янгом на его второй пластинке «Everybody Knows This Is Nowhere». Изначально группа задумывалась как аккомпанирующий состав для сольных выступлений Янга, однако со временем «Crazy Horse» стали выпускать и собственный материал. В этой команде отметились такие солидные рок-персонажи, как Нильс Лофгрен и Джек Ницше, и на протяжении 70-х сотрудничество Нила Янга и этого коллектива носило нерегулярный, но весьма плодотворный характер.

Сольная карьера Нила Янга началась еще в 68-м году, когда старая подруга Джони Митчелл убедила музыканта подписать контракт с ее лэйблом «Reprise». Если первый альбом, вышедший в том же 68-м, единодушного восторга у публики не вызвал, то вторая и третья пластинки не оставляли сомнений в незаурядности таланта Нила Янга. Четвертый же альбом музыканта. «Harvest» 72-го года, был не просто талантливым, а без всякого преувеличения великим. Здесь Янгу удалось достичь невероятной музыкальной и мировоззренческой цельности, и заставить не одно поколение музыкантов и слушателей обращаться к этому шедевру снова и снова.

АРУТЮНОВ: Мы вот обращались сегодня с вами снова и снова к этому шедевру. Мы начали с песни с этого альбома, и только что слушали тоже песню из этого альбома. Идем дальше. Перескакиваем сразу в 77-й год и слушаем песню 77-го года. Альбом назывался «American Stars 'N Bars», и песня «Bite The Bullet». Вот она.

Song (Звучит песня «Bite The Bullet»)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Bite The Bullet» 77-го года с альбома «American Stars 'N Bars». Мы сегодня говорим о музыке Нила Янга, и вот этой песней мы открываем другую сторону музыки Нила Янга, а именно, более роковую. Эта песня и последующие две будут примерно в таком ключе. Фолк-сторону Нила Янга мы уже достаточно осветили в первой половине, сейчас переходим к року.

Теперь бы я с вами вот о чем хотел поговорить. Помните, я в начале просил вас слушать внимательно ту музыку, которую мы даем, и привыкать, адаптироваться к тому, что происходит? Это очень важно. Я бы хотел с вами поговорить о такой вещи, как привыкание слушателей к творческому методу, к творческим особенностям их любимых артистов, их любимых музыкантов.

Я имею в виду вот что: Нил Янг – обладатель весьма и весьма, я бы сказал, спорных вокальных и гитарных характеристик, вокальных и гитарных особенностей. То есть, вокал Нила Янга – слово «вокал» с натяжкой можно применить, конечно, никакого вокала там нет. И, безусловно, это очень выразительное пение, и именно то пение, которое нужно для этих песен, это не обсуждается. Но с точки зрения статистического вокального мастерства, конечно, это весьма странно звучит, такой голос 12-летнего мальчика, ломающийся, нетвердый и, конечно, в концертах он не очень чисто поет, это все понятно. Так же, как его гитарные фразы, с одной стороны, очень оригинальны, и крайне оригинален его гитарный звук, звук, которого он очень долго добивался. С другой стороны, конечно, это не всегда эстетично.

Я еще раз говорю, прошу прощения за такие достаточно жесткие характеристики, но это факт. С другой стороны, это великолепно. Если мы с вами воспринимаем музыкальный мир Нила Янга как какой-то абсолют, если мы его с вами принимаем целиком, то это здорово, это то, что нам с вами нужно. Вот это я и имел в виду, когда говорил о том, что публика настраивается на определенных артистов по-разному.

Естественно, та публика, которая настраивается на, предположим, таких певцов, как Крис Фарлоу, или на Джона Андерсона из «Yes» – естественно, она настроена на перфектное вокальное исполнение, естественно, здесь певец Нил Янг не считается. Или если вы настроены на гитарную игру, навскидку, Питера Фремптона или Гэри Мора, то есть, абсолютно доведенную до совершенства гитарную игру, чистую, как по исполнению, так и по мыслям – то, конечно, вам не нужно слушать гитариста Нила Янга.

Но с другой стороны, я знаю людей, которые слушают гитариста Нила Янга, и не очень хорошо слушают вот этих, вышеупомянутых людей. Все дело вкуса. Просто главное – настрой. Главное в восприятии музыки – настрой. Если вы настроены на этого артиста – вы должны его оценивать с позиций его мира. То есть, эстетические критерии здесь применимы только те, которые вырабатывает сам артист, вы понимаете меня, да?

Все, научная часть закончилась, давайте перейдем к следующей песне. Кстати, да, вот еще я забыл сказать, когда немножко говорил о звуке гитары Нила Янга. Забыл сказать крайне любопытные вещи. Еще в 70-е годы Нил Янг выступил пионером инженерной мысли. Постараюсь рассказать, о чем речь.

Он, естественно, как любой гитарист, корректирует свое звучание на сцене. Это достаточно сложно сделать, вы знаете, в условиях концерта, и в условиях просто элементарно плохого освещения, и в условиях запредельной громкости гитарных комбиков. И он решил процесс механизировать. Что он сделал? Он, грубо говоря, на любительском уровне, положил перед собой целую россыпь приборов, которые были завязаны на какой-то механизм, который как раз и управлял ручками на его усилителе, ручками громкости, ручками тембров. Справедливости ради, скажем так: не он сам это сделал, он это обмыслил, но заказал, естественно, компетентным людям.

И что получалось: человек нажимает ногой на какую-то педаль, она по цепи, по проводам управляет прибором, который каким-то образом подкреплен, предположим, к ручке громкости или к ручке тембра среднего регистра. Если, предположим, ему многовато средних частот в его звуке на гитаре, он не бежит к комбику, и не ищет в темноте, в грохоте ручку нужного ему тембра, а он аккуратно, стоя на месте, нажимает ногой на предмет, который за это отвечает. То есть, это такой... Сейчас это делается компьютерно, раньше, тогда это выглядело как такой проторобот, что ли. Вот такой Нил Янг тоже есть.

Сейчас мы подошли к, я считаю, краеугольной песне его музыки. Эта песня – практически, гимн, один из рок гимнов. Она называется «My My, Hey Hey», это песня из альбома «Rust Never Sleeps» 79-го года. Альбом тоже был культовым, и вот сейчас мы эту песню с вами послушаем. «My My, Hey Hey».

Song (Звучит песня «My My, Hey Hey»)

АРУТЮНОВ: Эх, дорогие друзья, знаете, о чем я жалею? Конечно, надо было мне до песни предупредить вас кое о чем, а так, я боюсь, что многим из вас почудилось, что в ваших приемниках уходит волна, и многие из вас подумали, что начались какие-то искажения в связи с этим. Нет, мы слушали как раз, вот так эта песня и звучит. Вот так звучит гитара иногда Нила Янга. Представляете себе, вот такой бескомпромиссный этот артист, и вполне это уживается с его фолковым началом. Так что не волнуйтесь, с волной у вас все в порядке. Это просто Нил Янг и его песня «My My, Hey Hey» с альбома «Rust Never Sleeps» 79-го года. Последняя историческая справка на сегодня.

НОВГОРОДСКИЙ: От антивоенного, контркультурного настроя «Crosby, Stills, Nash & Young» Нил Янг унаследовал непримиримость по отношению к насилию и всякого рода предрассудкам. Однако сольное творчество артиста в большей степени обращено к отдельному человеку и его личным проблемам. Основные темы ранних работ Янга – юность, старость, одиночество и неумолимый бег времени. Предельная искренность, непревзойденная меткость и, вместе с тем, малохарактерная для рока деликатность текстов Янга позволяют поставить его в один ряд с такими мэтрами рок-поэзии, как Боб Дилан или Вэн Моррисон.

Еще одна характерная для Янга тема – озабоченность побочными эффектами прогресса, потребительским отношением западной цивилизации как к окружающему миру – здесь можно вспомнить композицию «After The Gold Rush» – так и к другим цивилизациям, как в песне «Cortez The Killer».

При этом все, о чем поет Нил Янг, подается через призму меланхоличной созерцательности, мечтательной пасторальности. Это ощущение в немалой степени создает и голос Янга – высокий, несколько отстраненный и как будто монотонный. Свой уникальный голос Нил Янг нашел и как гитарист. В 70-х к вдумчивым акустическим переборам Янг добавил жестко перегруженую, грязную электрогитару, перекинув мостик от психоделического грохота 60-х к гранжу и альтернативному року 90-х.

Несмотря на успех, первая половина 70-х была для Янга непростым временем. Это было связано с личными проблемами, слабым здоровьем и со смертью близкого друга и гитариста «Crazy Horse» Денни Уитена, в которой был виноват героин. Однако к середине 70-х Янг был снова в форме, и в течение следующий пяти лет выпустил такие сильные работы, как «Zuma», «American Stars 'N Bars», а так же замечательный фильм-концерт «Rust Never Sleeps».

Что касается 90-х, то тут Янга, похоже, любили даже больше, чем в 70-е. После целого десятилетия порой сомнительных экспериментов, к концу 80-х у Янга открылось второе дыхание. Хит 89-го года «Rockin' In The Free World» оставил след не только в хит-парадах, но и в сет-листах многих современных групп, а «Pearl Jam» до сих пор играют ее в конце каждого концерта.

Музыкальные журналисты с радостью провозгласили Янга крестным отцом гранжа. Однако этот титул приобрел трагический оттенок после того, как в своей предсмертной записке Курт Кобейн процитировал слова из песни Янга «My My, Hey Hey» – «Лучше сгореть, чем угаснуть». Тем не менее, сам Янг был в восторге от сиэттлской волны, и в 95-м году записал альбом «Mirror Ball» с участием тех же «Pearl Jam».

Еще одним важнейшим эпизодом творческой биографии Нила Янга стала работа над треком к фильму Джима Джармуша «Мертвец». Янг идеально почувствовал атмосферу фильма, и своим громким успехом эта картина обязана как блестящей игре Джонни Деппа, так и гипнотически напряженной гитаре Нила Янга.

Янг остается влиятельнейшим артистом и по сей день. Можно сказать, что на его наследии выросло целое поколение молодых групп, среди которых стоит отметить американцев «My Morning Jacket». Сегодня музыкант полон сил, продолжает записывать альбомы, давать концерты и критиковать американское правительство, отказываясь при этом принимать американское гражданство.

Кроме того, в последнее время Янг стал уделять больше времени и своему старому увлечению – режиссуре. Ведь начиная с 73-го года под псевдонимом Бернард Шейки Янг выпустил около десятка музыкальных, документальных и художественных фильмов.

АРУТЮНОВ: Вот видите, не дают американского гражданства Нилу Янгу. Кстати, я думаю, надо нам с вами что-то придумать с тем, чтобы ему дали наше, российское гражданство. Я предлагаю написать петицию Юрию Михайловичу Лужкову с тем, чтобы предоставить гражданство Нилу Янгу, и какую-нибудь однушечку где-нибудь в Бибирево, для творчества. Во всяком случае, я был бы этому очень рад. Слава Богу, Нил Янг хоть и не в России, но с нами.

Я думаю, что мы сегодня провели и приятное и, главное, полезное время в нашей программе «Историческая справедливость». Естественно, я могу посоветовать вам, что послушать из музыки Нила Янга. В первую очередь я имею в виду три пластинки. «After The Gold Rush», 70-й год, «Harvest», 72-й, и, естественно, «Rust Never Sleeps», 79-й год. Вот три краеугольных камня, глыбищи. Может такое быть, у глыбы еще и краеугольные камни? Наверное, может. Такой глыбищи, как Нил Янг.

Прежде, чем попрощаться, я бы хотел сказать, что вот мы с вами только что прослушали его рок-гимн «My My, Hey Hey», и мы, конечно, все можем подписаться под словами оттуда – «rock and roll will never die». Это абсолютно точно. Но это оптимистично. Тем не менее, не расслабляемся, и как призывают нас наши любимые акустические трубадуры, среди которых и наш Нил Янг, должны всегда помнить: ржавчина никогда не спит, rust never sleeps.

Вот с этим я хочу с вами расстаться, и, естественно, в конце этой программы должна прозвучать великая песня Нила Янга «Rockin' In The Free World». На всякий случай напоминаю: меня зовут Николай Арутюнов, я вел программу «Историческую справедливость». Сегодня с нами была музыка Нила Янга и он сам. Всего хорошего, до следующей субботы или до понедельника.

Song (Звучит песня «Rockin' in the Free World»)

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин