weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Пианомания

Увлекательный экскурс за кулисы лучших концертных залов мира вместе со Штефаном Кнюпфером - настройщиком фортепиано, специалистом высочайшего класса, работающим на компанию Steinway & Sons. Вместе со своими знаменитыми клиентами, такими как Альфред Брендель, Рудольф Бухбиндер, Ланг Ланг и Пьер-Лоран Эмар, Кнюпфер старается в каждом конкретном случае добиться от инструмента идеального звучания.

Пианомания

Рецензия

Наблюдение за профессионалом

Такое растиражированное и несколько простоватое для современного слуха название дали своему фильму документалисты Роберт Цибис и Лилиан Франк из Австрии. Полуторачасовой фильм повествует нам о венском настройщике фортепиано, работающем в филиале фирмы «Steinway & Sons». Его глазами мы видим мир музыкантов изнутри. Его ушами мы вслушиваемся в звучание рояля N109 или «сто девятого», как называют его музыканты, и слышим, как происходят тончайшие изменения в звуке от простого «ковыряния отвёрткой» где-то в молотках. «На что это похоже?» - спрашивает Штефан сотрудницу концертного зала, подкручивая что-то длинной отвёрткой внутри механизма». «Похоже на ковыряние», - смеётся она. «Так и есть - ковыряние». Штефан похож на повара, который крутится вокруг рояля, готовит его к записи И. С. Баха, которая состоится ещё только через полгода. А капризный пианист сидит неподвижно, начинает играть, щурит глаза и говорит мягким голосом: «Хорошо, очень хорошо… но…» И Штефан - вновь внутри инструмента.

А вот другой пианист - Рудольф Бухбиндер, он должен подобрать инструмент с богатым звучанием так, чтобы можно было сымитировать клавесин, клавикорд или орган, причём в одном произведении, ничего не меняя на ходу. Штефан справится с этой задачей, он заставит инструмент звучать по-разному, но Рудольф должен сам выбрать инструмент. «Я бы выбрал первый и пятый, - говорит он, пройдясь вдоль стройного ряда роялей» «А я бы… хм. - Задумался Штефан, - я бы выбрал второй и четвёртый. Но это просто мысли, первый и пятый, хорошо. А может быть, я вам покажу что-то другое?» И они едут в другой зал смотреть N 109, затем N 245. Вереница роялей, каждый из которых неповторим, и Штефану предстоит найти и сделать такое звучание, о котором мечтает пианист.

- Всё хорошо, но не хватает розмарина, только чуть-чуть, и ещё нужно подсластить, но не слишком, чтобы не разрушить привкус гвоздики.

- О! А если я добавлю немного шафрана, и мы дадим блюду остыть? - Может, попробуем? Примерно так выглядит разговор пианиста Пьера-Лорана Эмара и настройщика Штефана Кнюпфера.

Увлекательнейшая картина. Даже зрителям, не посвящённым в музыкальные тонкости, всё было очень понятно. Большое почтение звукорежиссёру, который сделал доступными для неискушённого слуха самые тонкие изменения звука.

Съёмки фильма происходили в течение трёх с половиной лет и стоили продюсерам 400’000 евро. Перед показом на ММКФ в программе «СВОБОДНАЯ МЫСЛЬ» перед публикой выступил генеральный продюсер картины Роберт Цибис. Он же, кстати, является и главным оператором этого фильма. Он вкратце сказал, что было трудно найти деньги, так как неизвестно, кого сегодня интересует фортепиано, что работать было интересно, в общем, стандартный набор реплик продюсера на презентации фильма. Так же он удивил зрителей предположением, что в России этот фильм можно будет запустить в прокат - ограниченный, разумеется. Он мотивировал это тем, что «русские очень любят играть на фортепиано», «моя дочь учится в Австрии у русской учительницы музыки». В зале это вызвало немое недоумение, но после просмотра фильма все бурно обсуждали, что такой фильм можно выпускать и в широкий прокат, и сожалели, что в России вряд ли что-то получится даже с ограниченным прокатом.

Картина вызвала много теплых чувств. Незнакомые друг с другом люди на почве обсуждений этого фильма знакомились в фойе, обменивались телефонами, становились друзьями. Конечно, среди зрителей было много музыкантов, которые по природе своей изначально родственны, но именно фильм позволил им раскрыться друг перед другом. История была рассказана универсальным языком искусства, доступным каждому. Да и с музыкальной точки зрения всё было очень точно - каждый звук, каждое движение настроечным ключом было достоверно с точки зрения профессии и эстетично с точки зрения художника. Полтора часа пролетели незаметно, и очень хотелось узнать, что будет дальше с «Пианоманией», выйдет ли она на DVD, будет ли у картины хоть какой-нибудь прокат.

У русских есть шутка: «Можно смотреть бесконечно на три вещи: на звёзды, на пламя огня и на то, как другие работают». И в этой шутке есть правда: приятно смотреть на человека, который знает, что он делает, который живёт своим делом. Штефан Кнюпфер - мужчина, у которого есть семья - в фильме он приносит творожный пирог, который испекла его жена по случаю благополучного испытания, изобретённого им звукового отражателя - у него есть жизнь, в которой он муж, отец, брат, но здесь, в мире звуков у него другая жизнь и каждое проявление этой жизни уникально, как движение пламени, мерцание звёзд или плеск воды. Хочется надеяться, что в нашей стране есть такие люди, жизнью которых можно любоваться и через рамку кадра.

kinopoisk.ru

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин