weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Том Хэмилтон: "Я не знаю, куда себя деть, когда не выступаю"

zvuki.ru

Том Хэмилтон

Звуки: У Aerosmith большая история – немногие группы так активно выступают уже четыре десятка лет. Расскажите, как вы собрались, познакомились и что хотели с самого начала? Был ли какой-то план или вы шли интуитивно?

Том: До того как появились Aerosmith, мы с Джо Перри (Joe Perry) вместе играли в группе, будучи еще тинейджерами. С нами был еще один барабанщик, и в общем мы считали себя полноценной группой в какой-то мере. В конце 60-х каждое лето мы ездили в небольшой городок Сунапи. Собственно, там мы впервые увидели Стива [Тайлера], который приехал туда на лето со своим бэндом. Про них все думали: "Вот эти ребята точно взорвут музыкальный мир!" Они были какие-то невероятные, все смотрели на них с восхищением. Мы тоже в свою очередь стремились к их уровню. Летом 1970-го мы с Джо снова встретились со Стивом, и он сказал, что с удовольствием примкнул бы к нашей группе, но за барабаны он не сядет. Он предложил себя в качестве фронтмена группы, и мы, конечно, согласились. Примерно в это же время мы познакомились с Джоуи [Крамером], который на тот момент жил в Йонкерсе [штат Нью-Йорк]. С хорошими барабанщиками тогда было тяжело: все, кто неплохо управлялся с ударными, давно уже играли в группах. Как оказалось, Стив тоже был знаком с Крамером, он его и переманил к нам. В октябре 1970 года мы начали выступать вместе в маленьких клубах Бостона. Денег у нас не было совсем, что, конечно, очень расстраивало, но мы продолжали трудиться. Чуть позже к нам присоединился [Брэд] Уитфорд. Мы услышали Брэда на концерте наших друзей, и он нам так понравился, что мы после выступления подошли к нему и предложили выступать с нами. Он сразу согласился и заменил Рея Табано, который играл с нами какое-то непродолжительное время. Вот так мы собрались в 1971 году и до сих пор играем в таком же составе.

Звуки: В 1971 году, когда вы начинали, вокруг было огромное количество групп. Если немного пофантазировать и представить, что вы так и не встретились со Стивом, в каком бэнде вы бы играли?

Том: Не знаю, могло произойти что угодно. Вокруг было очень много молодых групп, мы со всеми общались, играли в клубах вместе. Это дело случая. Я иногда думаю тоже, мол, черт, а если б не Aerosmith, что бы я делал. Мне кажется, что если бы не Джо и Стив, я бы вообще стал актером. Я долго хотел пойти учиться на актерский в молодости, но жизнь распорядилась по-своему. Повторюсь, все-таки это дело случая. Так сложилось, что мы познакомились с Джо и начали играть вместе. Тогда я уже не думал что-то менять. Я сказал родителям, что не собираюсь поступать в колледж и планирую заниматься музыкой. Я ни с кем не советовался, просто шел своим путем – куда вынесет течением, вроде того. С другой стороны, мы жили в ту эпоху, когда вокруг все дышало музыкой, и ты уже не думал ни о чем другом, кроме как об этом.

Том Хэмилтон

Звуки: Вы осознавали тогда, что в музыке происходит настоящая революция, или это стало очевидно уже спустя какое-то время?

Том: Это было чем-то вроде большого взрыва. На тот момент сложилась особая атмосфера в обществе: это и конфликт поколений, и недовольство правительством, поиск новых ценностей и ориентиров. Нам хотелось не только быть частью этого, но и самим вершить эту революцию. В обществе был такой настрой, это витало в воздухе, практически в прямом смысле. Мы осознавали, что с появлением The Beatles что-то начало происходить, что-то меняться, непонятно еще, что именно, но мы чувствовали это, чувствовали мощный заряд добра и любви, который вырывался наружу. Появились The Doors, такие непохожие по звучанию на все, что было до этого. Стало очевидно, что мы являемся свидетелями рождения абсолютно новой музыки в глобальном плане. Причем это было не просто рождение нового музыкального стиля: направлений становилось все больше, музыканты искали новое звучание. Это был мощный период в истории музыки. И нам тоже хотелось попробовать, мы чувствовали в себе силы, чувствовали, что у нас должно получиться!

Звуки: Скажите, были ли Вы на знаменитом Вудстоке 69-го года?

Том: У меня был билет, но я не пошел – помню, я сильно болел в те дни. Мои друзья ездили туда и, вернувшись, делились своими впечатлениями. Они рассказывали, насколько масштабное и крутое мероприятие это было. Джо и Стив, кстати, тоже были там. Я часто слышал, как они вспоминали Вудсток и обсуждали всех этих легендарных музыкантов, которые там выступали. Мы тогда были еще малы, и они казались нам богоподобными людьми.

Звуки: Вы потом познакомились с кем-то из них?

Том: К сожалению, далеко не со всеми. Кто-то уже умер на тот момент, когда мы стали популярными, с кем-то просто не довелось познакомиться. Но мы, например, очень дружили с Джимми Пейджем (Jimmy Page). Я заметил такую забавную штуку: со стороны почему-то кажется, что мы все вертелись в одних кругах и были знакомы, но, к сожалению, это не совсем так. Мы постоянно находились в дороге: ездили с концертами, записывали пластинки - на самом деле, у нас было не так много свободного времени, чтобы просто пойти потусоваться куда-то и познакомиться с новыми людьми.

Звуки: У многих Aerosmith ассоциируется с группой 90-х из-за того, что именно тогда вышли ваши хиты "Crazy", "Cryin'" и "I Don’t Want to Miss a Thing". При этом у группы насчитывалось почти 10 альбомов на тот момент. Каждый из них отличается от предыдущего. Какие-то из них более роковые, какие-то более блюзовые, какие-то ближе к глэм-року. Если взять 14 альбомов, выпущенных до пластинки "Music from Another Dimention!", вы сможете выделить для себя какие-то определенные? О последнем альбоме мы поговорим отдельно.

Том: Вообще мои любимые пластинки – это "Toys in the Attic" 75-го года, "Rocks" 76-го и "Pump" 89-го. Вот это 3 моих самых любимых альбома, потому что на них самая большая концентрация моих любимых песен Aerosmith. Я очень люблю "Living on the Edge". Это, кстати, одна из тех песен, которую я больше всего люблю играть на концертах. Есть песни, которые мы обязательно должны сыграть, такие как "Dream On" и "Sweet Emotion". Есть еще нехитовые песни, которые нам очень нравится играть, "Last Child", например.

Звуки: В России уже наступило 14 февраля (интервью с Томом записывалось в этот день - прим. Звуков), в отличие от США. В этот же самый день 30 лет назад, как гласит легенда, Перри и Тайлер снова помирились, и группа воссоединилась.

Том: Да, точно! Теперь у нас есть повод встретиться и отметить это дело сегодня (смеется). Спасибо, что напомнили. Да, с 1979 года по 1984 мы с парнями расходились. И действительно, в день Святого Валентина в 84-ом году мы снова собрались, когда Перри и Тайлер уладили свои конфликты.

Звуки: Чему мы все очень рады, надо сказать! У Aerosmith, по-моему, больше, чем у других групп, было взлетов и падений, распадов и воссоединений. В чем секрет? Что держит вас столько лет вместе?

Том: Мне кажется, что в первую очередь – это понимание того, скольким людям нравится наша музыка. Через какое-то время после того, как мы объявили о распаде, нам позвонил наш менеджер и сказал, что приходит очень много писем с разных концов Америки: люди пишут, что скучают по концертам. Тогда-то мы и подумали, что было бы здорово снова собраться и поиграть вместе.

Звуки: Т.е. дело было исключительно в поклонниках?

Том: Да, в поклонниках и в деньгах. Как ни крути, но это тоже весомый аргумент. Ко всему прочему, за время нашего перерыва, у каждого успели созреть какие-то идеи, и мы были готовы воплощать их.

Том Хэмилтон

Звуки: На мой взгляд, Aerosmith одна из наиболее открытых для экспериментов рок-групп! Вы были первыми, кто записал трек с рэперами ("Walk This Way" с Run-D.M.C.). Сегодня это абсолютно нормальная вещь, но для 86-го года это был смелый эксперимент. С какой музыкой сегодня экспериментируют Aerosmith или планируют, может быть? Ищете ли вы новое звучание?

Том: Да, идея записи этой песни у нас как раз возникла после воссоединения. Это был интересный опыт. Сейчас мы уже не стремимся к такого рода экспериментам. Вокруг так много новых стилей музыки, что сейчас нам как раз приятнее играть старый добрый рок нашего поколения. Тогда эксперименты со звуком помогали выделиться, что ли, заново заявить о себе. Сейчас же нас выделяет, скорее, приверженность традиционному звучанию группы.

Звуки: В начале вашей карьеры критики часто сравнивали вас с The Rolling Stones. Спустя какое-то время вы заняли свою собственную нишу. Что выделило вас в свое время из огромного количества похожих групп? В чем ваша фишка, как вам кажется?

Том: Прошло некоторое время, прежде чем у нас появился собственный стиль, который полюбился нашим слушателям. Мне вообще кажется, что у нас с Rolling Stones не так уж и много общего в плане звучания. Для меня они были героями, и мне, конечно, льстило такое сравнение, но я бы не сказал, что мы похожи. С одной стороны, с другой стороны, в каком-то плане все мы были чем-то похожи, при этом у каждого коллектива была своя изюминка. Мне кажется, что нас выделяла эмоциональность и драйв.

Звуки: Раньше в роке была большая конкуренция, сейчас, по-моему, все еще сложнее, в некотором роде, кажется, что у рока есть свои классики, с которыми молодым группам не тягаться. Но рок живет, и каждый день появляются новые группы. Выделяете ли Вы для себя молодые коллективы? Светит ли кому-то стать такими же легендами? Или новых легенд у рока уже не будет?

Том: На мой взгляд, рок сегодня мельчает. Хотя и есть достойные группы, безусловно. Я очень люблю R.E.M. и Guns ’n Roses… (смеется) Ах, они же тоже уже не так молоды. Сегодня большое количество и хэви-метал коллективов, и рок-коллективов, они все появляются и появляются, записывают альбомы, дают концерты. Не знаю, не могу выделить каких-то новичков, да и их так много сейчас!

Звуки: Вы сами часто выбираетесь на концерты и фестивали в качестве слушателя?

Том: Если есть время, я иногда захаживаю, но нельзя сказать, что я провожу много времени на чужих концертах. О! Вспомнил! Мне очень нравятся Foo Fighters, по мне так они настоящие рокеры!

Звуки: У вас как-то менялся музыкальный вкус с тех пор, как Вы сами начали играть?

Том: Не особо. Все, что я начинал слушать в молодости, я слушаю сейчас: Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin, Queen. Старая школа, одним словом. Я вообще заметил, что последнее время я все больше и больше возвращаюсь к истокам или вроде того. Может быть, это возраст, конечно.

Звуки: Последний альбом Aerosmith "Music From Another Dimension!" – это скорее итог вашей прошлой работы или новая ступень?

Том: Мы работали над этим альбомом почти 10 лет, за это время успели многое переосмыслить. По звучанию альбом "Music From Another Dimension!" – это, пожалуй, все-таки возвращение к истокам. Мне нравилось работать над материалом для этой пластинки, но, к сожалению, она не сильно пришлась по вкусу нашим поклонникам. Уж не знаю, что с ней не так. Мы хотели доказать и показать этим альбом, что мы все еще здесь, на 100 процентов, и готовы работать дальше!

Звуки: Уже почти 2 года длится ваше турне Global Warming Tour. Как оно проходит? Устали?

Том: Мы полны драйва и энергии – без этого музыкальный тур не имеет смысла! Выступая перед такой огромной аудиторией, ты и сам заряжаешься от нее. Концерты – это большой сгусток энергии. А какое потрясающее чувство, когда огромная толпа поет вместе одну песню – это ни с чем не сравнимо!

Звуки: Расскажите, пожалуйста, про жизнь в туре. Вам нравятся такие долгие поездки?

Том: Как ни странно, за 40 лет я все еще не устал от этого! Мне нравится, что почти каждый день я вижу разные города за окном; я люблю гостиницы, одноразовые тапочки, одноразовые зубные щётки, новых людей. Очень интересно ездить в те страны, где говорят на другом языке, где абсолютно отличный от нашего менталитет, но вот вы собираетесь все вместе в одном помещении - и вас объединяет музыка.

Звуки: Будут ли у вас концерты в городах, в которых вы еще не бывали?

Том: Да, в мае, как раз перед Москвой, мы выступаем в Стамбуле. Это будет наше первое выступление в столице Турции за все 40 лет. Ха! Такое ощущение, что мы объездили почти все страны.

Звуки: Значит ли это, что Global Warming Tour будет последним?

Том: Нет, точно нет! Ну если я не умру, конечно (смеется). Наш-тур менеджер частенько говорит нам: "Хей! Ребята, вот и закончился ваш тур по США, теперь вас ждут в Европе!" И наоборот, после тура в Европе, он говорит, что давно мы не выступали в родных Штатах. И так по кругу уже много лет. И меня это радует, я не знаю, куда себя деть, когда я не выступаю, потому что всю жизнь я гитары из рук не выпускал! Так что у меня, по крайней мере, в планах есть еще как минимум один тур.

Звуки: Расскажите, а чем Вы все-таки занимаетесь в те редкие минуты, когда Ваши руки не заняты гитарой, такие же наверняка бывают…

Том: Я очень люблю читать. Бывают дни, когда я могу проваляться с книгой весь день, это, пожалуй, то самое, что может отвлечь меня от гитары ненадолго. Иногда я выбираюсь с детьми поиграть в теннис, чтобы растрясти кости. Мне нравится проводить свободное время не по плану, не по графику, как в туре, например. В повседневной жизни должно быть место спонтанности. Бывает, я вдруг соберу жену и детей и везу их в путешествие – они-то не колесят с нами по миру, а путешествовать им тоже хочется. В общем, я стараюсь проводить время с семьей – это как раз то, что я люблю больше гитары, кстати! (смеется). Что бы я делал без этих двух вещей…

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин