weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
The Moody Blues

stolica.fm

The Moody Blues

АРУТЮНОВ: Приветствую всех слушателей программы «Историческая справедливость» на радио «Финам FM». Я – ведущий этой программы Николай Арутюнов. Я приветствую всех любителей классического рока (я думаю, что они составляют большинство нашей аудитории сейчас). И для любителей классического рока хочу представить как раз самую что ни на есть классическую рок-группу, я бы даже сказал, динозавров британского рока – ансамбль «The Moody Blues».

(Звучит песня)

АРУТЮНОВ: Да, динозавры британского рока, здравствующие, к счастью, и до сих пор, ансамбль из города Бирмингем «The Moody Blues». Ни секунды не сомневаюсь, что достаточно много народа у нас в стране знают и любят ансамбль «The Moody Blues», но, пользуясь нашей программой, мы бы хотели, чтобы чувства к этому ансамблю были на Руси чуть-чуть поярче.

Теперь я обращаюсь уже к тем, кто будет сейчас открывать для себя эту группу – сразу хочу сказать, что никакого отношения к музыке стиля «блюз» эта группа не имеет. То есть, они имеют отношение к блюзу, как и любая другая команда, поскольку мы знаем, что рок-музыка своими корнями уходит, в том числе, и в блюз. А так, конечно, это не блюзовая группа. И еще одна оговорка в самом начале программы: поскольку ансамбль «The Moody Blues» начинался в 64-м году и продолжается по сей день, конечно, нет никакой физической возможности охватить этот титанический пласт музыки, который называется «The Moody Blues». И, слава Богу, у нас есть возможность вычленить в этом пласте то, что нам интересно. Наша программа посвящена рок-музыке 60-70-х г.г., и будет естественным, если мы будем говорить об определенном периоде творчества «The Moody Blues». Я предлагаю не рассматривать ранний этап, на котором они играли бит-музыку (этап длился с 64-го по 67-й год), и также не рассматривать, в общем говоря, поздний этап, который длится до сих пор, и начался в 78-м году с пластинки «Octave» (конечно, фантастическая пластинка, но она знаменует собой начало нового этапа в творчестве «The Moody Blues», а именно – этапа такой респектабельной поп-рок-музыки для взрослых, и, слава Богу, это нас уже не интересует ни с временной, ни с эстетической точек зрения).

Значит, договорились. Сегодня под нашим прицелом вторая и, конечно же, самая продуктивная, самая знаменитая, и, от себя добавлю, потрясающая фаза музыки «The Moody Blues» – с 67-го по 73-й г.г. Она длилась семь лет, как вы уже это поняли, и была отражена на семи альбомах того периода. Это самый настоящий арт-рок, и все это начиналось с песни, которую мы бы хотели сейчас вам поставить, вернее фрагмент этой песни. Это как раз песня из тех, которые знают все, и мы ее не будем слушать целиком, в этом нет никакой необходимости, просто чтобы напомнить – возможно, некоторые из вас забыли «The Moody Blues», а теперь, услышав эту песню, сразу поймут, о какой группе сегодня будет разговор.

(Звучит песня «Nights In White Satin»)

АРУТЮНОВ: Вот, я думаю, достаточно, все узнали. Конечно, эту песню знают все. С большим сожалением мы ее обрезаем, и вынуждены признать, что не дадим целый ряд выдающихся произведений просто потому, что у нас на это нет времени. Я, вы знаете, иногда оговариваюсь, особенно когда мы говорим о каких-то группах с очень насыщенной биографией и яркими композиторскими достижениями. Я с большим сожалением зачитываю наш «скорбный» список – мы не сможем сегодня послушать такие шедевры рок-музыки, как, предположим, «Sunday Afternoon», «Ride My See-saw», «Melancholy Man», «New Horizons», «Lovely To See You», «Isn’t Life Strange» и, к моему вящему сожалению, «I'm Just A Singer (In A Rock And Roll Band)». Давайте обойдемся сегодня без этих песен. Но, я надеюсь, то, что мы будем с вами слушать, устроит всех ярко выраженных любителей музыки «The Moody Blues», так же, как их, я надеюсь, устроит первая историческая справка.

НОВГОРОДСКИЙ: Сегодня о группе «The Moody Blues» вспоминают, когда речь идет о золотой эре британского арт-рока. Однако карьера этого коллектива началась гораздо раньше. Впервые этот ансамбль обратил на себя внимание еще в первой половине 60-х, как одна из наиболее заметных битовых групп британского вторжения. Группа собралась весной 64-го в богатом музыкантами Бирмингеме, и объединила участников сразу нескольких местных команд. Поначалу в ее состав входили певец и харпер Рэй Томас, клавишник Майк Пиндер, гитарист Дэнни Лейн, барабанщик Грэм Эдж и басист Клинт Уорвик.

Согласно одной забавной легенде, название «The Moody Blues» музыканты взяли из меркантильных соображений. В самом начале своей карьеры группа остро нуждалась в средствах, и, рассчитывая на спонсорскую поддержку от местной сети пабов под названием «M&B», музыканты выступали как «The MB Five». Когда стало ясно, что бирмингемские пивовары не готовы помогать своим рок-н-ролльным землякам, менять название было уже поздно, и так оно приняло свой нынешний вид.

Поначалу карьера группы складывалась довольно удачно. Публика почти сразу полюбила этот коллектив, к тому же делами «The Moody Blues» занимался компетентнейший менеджер Тони Секунда.

Бирмингемцы, едва собравшись, отправились в тур по Великобритании, и вскоре получили ангажемент в колыбели британского рока – в знаменитом лондонском клубе «Marquee». Там группу заметили представители «Decca Records», а на момент подписания контракта с первой репетиции «The Moody Blues» не прошло и полугода.

АРУТЮНОВ: Кстати, Тони Секунду вы помните, да? Он еще в свое время менеджировал ансамбль «The Move», о котором у нас была программа.

И еще хочу чуть-чуть прокомментировать содержимое первой исторической справки в порядке легкой шутки вдогонку. Во-первых, сейчас не шутка, сейчас серьезная вещь. В 67-м году арт-рок вышел на авансцену британской музыки, и вышли уже первые лонгплеи, первые большие пластинки этого жанра. Мы помним, среди пионеров этой музыки ансамбль «Nice» (о нем мы тоже говорили), «Pink Floyd» (о нем мы знаем все), «Procol Harum» (тоже был в нашей программе в свое время) и «The Moody Blues». Вы знаете, чем ансамбль «The Moody Blues» отличается от других в этой когорте? Тем, что в 67-м году у «The Moody Blues» уже была вторая пластинка. Первый LP «The Moody Blues» вышел в 65-м году. Но, естественно, это не был арт-рок, тогда его еще, в общем-то, не было в природе. И «The Moody Blues», как Юра правильно заметил, были битовой группой не могу сказать, что одной из лучших, но весьма заметной, здесь объективности ради надо сказать, что весьма солидный ансамбль был в битовом поле.

Насчет названия. Они очень вовремя поняли, что, с одной стороны, они не хотят терять это «MB Five», а с другой стороны хотелось бы наполнить новым содержанием эту аббревиатуру. И тут они вовремя вспомнил, что у Элвиса была песня «Moody Blue». И, не потеряв ничего, они, тем не менее, приобрели очень много, обращаю ваше внимание, потому что название «The Moody Blues», я думаю, что одно из самых характерных, говорящих за себя среди всех названий рок-групп. Потому что оно идеально передает настроение, посыл группы. Это название, наверное, можно перевести как «задумчивая грусть» или «печаль моя светла», если уже поэтически подойти к этому вопросу. Во всяком случае, вы понимаете, о чем речь. А самое главное, еще раз повторю – идеально отражение сути музыки группы.

И, закрывая тему названий, не могу отказать себе в удовольствии перечислить названия групп, из которых музыканты пришли в «The Moody Blues». Напоминаю, это ранняя бирмингемскаая бит-сцена, 63-64-е г.г. И вот как назывались группы, в которых начинали свою деятельность будущие музыканты «The Moody Blues»: «Denny Laine & The Diplomats», «El Riot & the Rebels», «Jerry Levene And The Avengers» и, наконец, «Rainbows». Чувствуете, какие крутые названия? Это факт истории, с позиции сегодняшнего дня забавный, тем не менее.

Пришла пора второй песни. Конечно, сейчас мы немного забежим вперед в том смысле, что отстанем в нашем рассказе от музыкальной хронологии. Сейчас мы будем слушать песню уже из их второго альбома и первого по-настоящему великого, шикарного альбома, который назывался «Days Of Future Passed», 67-й год, песня оттуда – «Evening: The Sunset». А потом уже будем достаточно много говорить об этом альбоме.

(Звучит песня «Evening: The Sunset»)

АРУТЮНОВ: Это была песня «Evening: The Sunset» – «The Moody Blues», 67-й год.

Именно в 67-м году во весь рост расцвел цветок восточной идеи в рок-музыке. И «The Moody Blues», наряду с другими, такими как «Traffic», «The Beatles», великолепно воплотили это в своей песне «The Sunset».

Как и договаривались, перевернем битовую страницу биографии «The Moody Blues». Лишь скажу в двух словах, что уже в 65-м году у них было все, что причиталось тогда видной британской бит-группе. Они участвовали во всех необходимых по тому времени радио- и телеэфирах, на BBC, в шоу Эда Салливана и «Ready Steady Go!», телепередаче «Thank Your Lucky Star», и так далее, и тому подобное. Кроме того, ездили по Англии уже тогда в компании с Чаком Берри, и в числе прочих осуществляли британское вторжение в США в компании с «Kings».

В 66-м году эта инерция продолжалась. Да, и опять упомяну, что в 65-м году был первый альбом, в 66-м году все это продолжалось, но назревали перемены в составе. В конце 66-го года ушли бас-гитарист Клинт Уорвик (он вообще ушел из музыки) и Дэнни Лейн, поющий гитарист (в дальнейшем, вы знаете, наверное, что он засветился в ансамбле Пола Маккартни «Wings»). Но нас интересуют два новых участника «The Moody Blues». И вообще, давайте-ка я сейчас, именно в этот момент нашей программы, оглашу список – классический состав «The Moody Blues» – тот состав, в котором они играют с 67-го года и по наши дни, там по позиции клавишника иногда происходят перемены, но об этом чуть позже. Классический «The Moody Blues» – это: клавиши – Майк Пиндер; барабаны – Грэм Эдж; флейта, а также иногда губная гармошка, саксофон и всевозможные перкуссии – Рэй Томас; бас-гитара – Джон Лодж, гитара – Джастин Хейворд. И все они пели. Может быть, барабанщик Грэм Эдж пел чуть меньше, чем все остальные, а, с другой стороны, Джастин Хейворд пел чуть больше, но, тем не менее, это важно. Итак, в конце 66-го альбома в ансамбль пришли два новых участника – басист Джон Лодж и гитарист Джастин Хейворд. И это было переломным, я считаю, эпохальным моментом для «The Moody Blues», потому что эти двое не просто пришли в группу, а они пришли в группу с новыми, по тем временам совершенно грандиозными идеями. Они тогда уже мечтали соединить рок-музыку с симфомузыкой, с такими пышными аранжировками и легкими воздушными текстами. Естественно, им это удалось, мы сегодня это знаем точно.

Кстати, Джастина Хейворда в ансамбль порекомендовал никто иной, как Эрик Бардон, певец «The Animals». Тогда уже Хейворд что-то писал для Эрика Бардона, и когда он узнал, что ребята из «The Moody Blues» ищут новых людей, он сразу же порекомендовал им Джастина Хейворда.

Создалась интересная ситуация. Первую половину 67-го года ансамбль «The Moody Blues», уже с новыми участниками, провел в Бельгии. Там они укрывались от чрезмерных британских налогов (вы знаете эту тему) и потихоньку готовились к новому прорыву. В Англии тем временем выходили сорокопятки тех записей, которые ансамбль «The Moody Blues» подготовил в изрядных дозах в 66-м году. И никто в Англии не подозревал, что в конце 67-го года ансамбль «The Moody Blues» преподнесет всем самую настоящую музыкальную бомбу. В ноябре 67-го года вышла сорокапятка с песней «Nights In White Satin», и буквально следом за ней вышел альбом – тот самый альбом, о котором я обещал сказать пару слов – «Days Of Future Passed», – и песню с которого – «The Sunset» – мы слушали только что.

Это та самая бомба. Ансамбль тогда уже созрел для создания концептуального альбома. И для создания этого альбома они привлекли, во-первых, своего продюсера, с которым они впоследствии записывали все лучшие работы, Тони Кларка, а также Лондонский фестивальный оркестр. И таким образом, этот симбиоз привел к созданию концептуальной пластинки, в которой рассуждалось о течении жизни, и в качестве аллегории использовалась смена времени дня – утро, день, вечер, закат и тому подобное.

Надо сказать, что на этой пластинке Лондонский фестивальный оркестр не столько участвовал в песнях, сколько служил связкой между песнями. Он или предварял какую-то песню легкой увертюрой на тему этой песни, или, наоборот, после песни исполнял такой отыгрыш. И это было достаточно все органично. И самое-то главное, что эта идея симфозвучания уже всецело овладела умами музыкантов «The Moody Blues» с того времени. И эта идея в дальнейшем стала основной идеей музыки «The Moody Blues».

Вторая справка

НОВГОРОДСКИЙ: Первый сингл «The Moody Blues», композиция «Steal Your Heart Away», фактически провалился. Однако вторая попытка группы превзошла все ожидания. Вышедшая в ноябре 64-го песня «Go Now» отправилась прямиком на вершину британских хит-парадов, и теперь перед группой открывались новые горизонты.

«The Moody Blues» стали желанными гостями на престижнейших телешоу, и выступали на разогреве у «The Beatles». Однако вскоре оказалось, что успех сингла «Go Now» был скорее случайностью, и, несмотря на все старания, повторить его группе не удавалось.

Обстановка в коллективе становилась напряженной, и в 66-м группу покидают Клинт Уорвик и Дэнни Лейн. Впрочем, остальные музыканты не хотели сдаваться, и в конце 66-го в группу были приняты новый гитарист Джастин Хейворд и новый басист Джон Лодж.

Тем не менее, положение группы оставалось отчаянным, и своим спасением команда обязана развитию индустрии звукозаписи. Дело в том, что в отличие от США, в Англии в середине 60-х музыку издавали и слушали в основном в монофоническом формате. Фирма «Decca», желая выступить в роли пионеров британского стерео, разработала формат Deramic Stereo. Для того чтобы британские слушатели оценили достоинства домашних стереосистем, «Decca» решила выпустить специальную демонстрационную пластинку, где популярные классические произведения были бы сыграны рок-группой. Это должно было символизировать синтез аудиофильского качества и массовой доступности. В качестве исполнителей как нельзя лучше подходили «The Moody Blues» (они задолжали лейблу денег и были готовы взяться за любую работу). Находчивые бирмингемцы, однако, поняли, что перед ними открывается уникальная возможность, и убедили свое руководство издать на демонстрационном лонгплее не симфонию Дворжака, как планировалось, а композиции собственного сочинения в оркестровой обработке. Получившийся в результате альбом «Days Of Future Passed», быть может, и не отправил англичан в очередь за домашним стерео, но, безусловно, спас положение группы. На фоне бешеного спроса на психоделический рок «The Moody Blues» начали новый этап своей карьеры, а песня «Nights In White Satin» из этого альбома и сегодня считается одним из гимнов 60-х.

АРУТЮНОВ: Итак, оседлав успех с этой пластинкой «Days Of Future Passed», «The Moody Blues» мощно двинулись вперед. 68-й год, пластинка «In Search Of The Lost Chord» – великолепно. 69-й год, пластинка «On The Threshold Of A Dream» – не менее великолепная (нельзя, наверное, так сказать, да? Но по отношению к «The Moody Blues» – можно). И наконец, в конце 69-го года еще одна пластика – она называлась «To Our Children's Children's Children». Я предлагаю послушать песню из этой пластинки, которая называется «Out And In».

(Звучит песня «Out And In»)

АРУТЮНОВ: Вот та самая светлая печаль «The Moody Blues», такая воистину космическая, вселенская. Напоминаю, это была песня «Out And In». 69-го года. И вообще, я хотел бы попросить вас, если у вас есть возможность, слушать повнимательнее песни «The Moody Blues», улавливать их характерное настроение и слушать, что происходит в песнях, слушать аранжировку. Но если у вас нет такой возможности – ничего страшного, просто расслабьтесь и наслаждайтесь.

«The Moody Blues» уже после успеха альбома 67-го года «Days of Future Passed» не могли представить себе свою музыку без симфонического оркестра. На это была сделана ставка. Но, как вы понимаете, гастролирующей группе очень тяжело поддерживать эту формулу – особо-то не повозишь за собой симфонический оркестр. Но им на выручку пришел инструмент, который назывался меллотрон. Уже в 65-м году в Англии появился этот инструмент. Мы с вами помним, что его пионером был Грэм Бонд. А затем уже, с 66-го года, буквально все, кому в той или иной степени требовались какие-то симфонические элементы в их музыке, пользовались этим инструментом, и вы можете на каждой второй записи того времени услышать этот инструмент. Совершенно волшебный звук меллотрона. Давайте о нем пару слов. Из этой пары слов первое, фигурально выражаясь, будет вот какое. Несмотря на то, что, как я сейчас говорил, очень многие использовали меллотрон во второй половине 60-х, да и в 70-х, пожалуй, ансамбль «The Moody Blues» единственный, кто может считать звучание меллотрона своим фирменным знаком. Потому что, еще раз повторю, у «The Moody Blues» вся музыка была, выражаясь нашим современным языком, заточена под меллотрон. Теперь второе слово – что же такое меллотрон? Это симбиоз двух слов – инструмент назывался в оригинале «melodic electronics». Это клавишный инструмент, в котором клавиши управляли пленками, а на этих пленках были записаны оригинальные звуки. То есть это фактически был ранний вариант сэмплера, и, подчеркиваю, это аналоговый инструмент. На пленках были записаны звуки флейты, скрипки, виолончели или квартета, или даже симфонического оркестра, хора и многое другое. Клавишник, нажимая на клавиши, фактически включал запись нужного ему инструмента. Каждая нота была записана отдельно, находилась на своем участке пленке. В общем, это крайне сложная машина была, и я боюсь вдаваться в технические подробности, как все это происходило. На выходе, короче, мы имели, аналоговое звучание. Естественно, как было сказано выше, это были оригинальные, аналоговые звуки, но, тем не менее, от присутствия на пленке они все-таки едва-едва уловимо видоизменялись. И я знаю, что сегодня в современных синтезаторах, которые могут воспроизвести любой звук и создать любой звук, и которые сэмплируют всевозможные звуки, есть сэмплы звучания меллотрона, то есть сэмплы того, как в меллотронах звучали скрипки, флейты и тому подобное.

Не сложно, нет? Ну, я старался быть попроще.

Еще раз повторю, очень громоздкий был инструмент, но «The Moody Blues», будучи прямо зависимыми от него, возили эту махину с собой вплоть до 80-х годов. И публика ценила их героизм, надо сказать.

Кроме того, «The Moody Blues» настолько были тогда уже в соку и в силе, что они позволили себе в 69-м году создать собственную звукоиздающую фирму, они построили себе студию звукозаписи, и, кстати, первую в Англии студию звукозаписи в квадрорежиме. Но самое интересное то, что у них была своя издающая фирма «Threshold», на которой издавались все пластинки «The Moody Blues» и некоторых других артистов – в том числе, между прочим, ансамбля «Trapeze», в котором до «Deep Purple» играл Гленн Хьюз. Итак, мы помним, что у «The Moody Blues» была своя издающая фирма «Threshold».

Эта пластинка, песню с которой мы только что слушали, «To Our Children's Children's Children», заняла второе место в английских списках. Давайте так, я не буду перечислять все хитовые доблести «The Moody Blues», скажу сразу, что любая пластинка «The Moody Blues» в конце 60-х – начале 70-х занимала очень высокие места в хит-парадах – от первого по пятое. Так что это будет общим местом для нас, хорошо?

Вот пример. Следующая пластинка – «A Question of Balance» 70-го года занимала первое место в английских хит-парадах в течение трех недель. И вот давайте-ка сейчас мы поймем с вами, что это было совсем не зря. Вот песня оттуда – «It’s Up To You».

(Звучит песня «It’s Up To You»)

АРУТЮНОВ: Красиво, верно? Умно, тонко. Это была песня «It’s Up To You» с альбома «A Question of Balance», 70-й год, группа «The Moody Blues». Вот мы все время применительно к «The Moody Blues» употребляем термин «симфорок». И, вы знаете, у меня есть одно соображение по поводу их симфорока, которым я бы хотел с вами поделиться. Симфорок, применительно к «The Moody Blues», наверное, не по сути, а по форме. То есть их симфорок не в сути их музыки, а в ее оформлении. Давайте представим такую вещь. Возьмем какую-нибудь песню ансамбля «Procol Harum» (нам с вами он уже теперь хорошо знаком) и попробуем эту песню сыграть просто под рояль, отбросив все остальные инструменты – барабаны, бас-гитару, орган, то есть, как бы в голом виде сыграть. Все равно, безусловно, мы услышим даже в таком исполнении какие-то элементы музыки барокко, то есть элементы арт-рока там все равно есть. У «The Moody Blues» – другая картина. Если мы представим себе любую песню «The Moody Blues» просто под гитару, то, во-первых, мы услышим великолепную мелодию, это практически в каждой песне «The Moody Blues», но, тем не менее, «раздев» какое-то их произведение, убрав из него богатую оркестровку, мы услышим нормальную бит-песню или софт-рок песню и даже, может быть, поп-песню. То есть, у «The Moody Blues» их симфорок был в их аранжировках скорее, и даже в продюсинге. В первую очередь атмосферу симфорока создавали не сами песни, хотя, безусловно, они были богаты гармониями, трех- и четырехчастные произведения у них были общим местом, а богатые струнные: потом их заменил, как мы знаем с вами, меллотрон, живая флейта, кстати, Рэя Томаса, шикарнейшее многоголосье, характерное для «The Moody Blues», звуковые эффекты, характерные для той эпохи. В частности, они очень любили использовать наложение конца одной песни на начало другой, вообще, практически все классические альбомы «The Moody Blues» в этом режиме выдержаны – одна песня плавно переходит в другую. И, конечно, аранжировки – продуманные, тщательные, многослойные, я бы даже сказал, интеллектуальные. Все, что я сейчас перечислил, это и есть самые лежащие на поверхности признаки музыки «The Moody Blues».

Но за всем этим следили они сами, и, кстати, они всегда с гордостью на пластинках писали, что все инструменты сыграны ансамблем «The Moody Blues», то есть, они были мультиинструменталистами и вполне обходились в студии без посторонней помощи, кроме помощи их постоянного продюсера Тони Кларка (очень заметная фигура в создании этих полотен «The Moody Blues»). Кстати, у них был постоянный художник, Фил Трэверс, человек, который великолепно оформлял их альбомы (те из вас, кто помнит обложки «The Moody Blues», со мной согласятся). И самое главное, работы Фила Трэверса, их художника, очень гармонировали с музыкой. Вообще, вы видите, я все время скатываюсь к теме цельности, но это очень важно, поверьте. Продукт «The Moody Blues» – и визуальный, и аудиопродукт – был очень цельным, и они при всем разнообразии и изобилии музыкальных средств и, как мы теперь знаем, и визуальных средств, потрясающе умели добиться цельности своего продукта, внятности, понятности, удивительным образом сочетая сложность, глубину и простоту. Мы еще раз и еще раз в этом убеждаемся, слушая их песни. Вот очередная из них – песня из альбома «Every Good Boy Deserves Favour», 71-й год, «You Can Never Go Home»

(Звучит песня «You Can Never Go Home»)

АРУТЮНОВ: Это была песня «You Can Never Go Home», ее написал Джастин Хейворд. Кстати, о том, кто писал – писали все участники ансамбля примерно в равных долях. Барабанщик Грэм Эдж делал это чуть меньше, а Джастин Хейворд чуть больше, Джон Лодж очень много писал; а те песни, которые писал Рэй Томас, флейтист, и клавишник Майк Пиндер пели они сами. Но все-таки больше всех писал и пел Джастин Хейворд.

До этого момента разговор у нас был достаточно серьезным, и предстоит еще серьезный разговор, потому что «The Moody Blues» – серьезные люди, серьезная музыкальная единица. Но хотелось бы немного расслабиться. Давайте-ка я расскажу вам об одной вещи, которую я видел своими глазами и держал в руках. Речь идет о DVD ансамбля «The Moody Blues» 70-го года, концерт в Париже в каком-то клубе. Вы спросите, а что же тут необычного? Да ничего необычного, кроме одного – весь концерт ансамбль исполняет под собственную фонограмму. Я не вру, поверьте мне, еще раз повторю: все это я видел своими глазами, держал в своих руках. Как это объяснить? Сложно. Никто здесь не занимается чистоплюйством, мы прекрасно понимаем, что есть ситуации, при которых музыканты вынуждены играть под фонограмму – это какие-нибудь телевизионные шоу, предположим, тут не обсуждается. Хотя, честно говоря, энтузиасты добивались, чтобы и в телешоу выступать живьем. Здесь же вообще, вы представляете, концерт, люди сидят в зале, клуб, то есть все рядом, все видно, и музыканты исполняют свои песни под «фанеру». Надо видеть, как Майк Пиндер нажимает клавиши на «Hammond Organ», и в этот момент раздаются звуки меллотрона, типа он играет эту партию. И, кстати, в этой ситуации злую шутку с ансамблем играет их знаменитое многоголосие – на записи поет человек восемь, а рот открывают, и то не синхронно, два-три человека.

Вы же, я думаю, видели иногда такие ситуации, по нашему телевидению, чувствуешь себя как-то не очень удобно, но чтобы «The Moody Blues» в 70-м году... Еще раз повторю, я аналогов не знаю. Странность не в том, что они сыграли концерт под фонограмму, вернее, в этом странность большая, но еще более странным выглядит факт выпуска записи этого концерта. Никто их уже за руки не тянул и, я не думаю, что у них серьезные финансовые затруднения сегодня. Это мне непонятно, зачем было издавать это.

Хорошо, это их дело, не мы им судьи, мы их любим, и все это я рассказал для разрядки напряженности. Тем не менее, есть у меня такие полумысли на тему того, почему они это сделали. Вы знаете, у этого ансамбля, при всем моем глубоком уважении к ним, никогда не было элементарного рок-н-ролльного духа, и они всегда были просто музыканты, никогда особо не углублялись в дебри рок-н-ролльного самосознания, образа жизни и вообще мироощущения. Наверное, сказал Тони Секунда: «Ребята, сегодня надо под «фанерку». Странно? – «Да ладно, давай». Наверное, так это было.

Они, в общем, действительно никогда не были такими угарными рок-н-ролльщиками, совсем не были такими, это просто уравновешенные, приятные ребята, на сцене не особо эмоциональные, даже когда они играли живьем. Стояли себе спокойненько в своих жабо и кафтанах, характерных для конца 60-х годов, и просто играли. И, кстати, никаких скандалов за ними не числилось, даже никаких смешных, юмористических ситуаций. К своей музыке они относились, безусловно, очень серьезно, и даже я бы сказал, излишне серьезно, и вообще, понятие «юмор» и «The Moody Blues» не очень вяжутся. Достаточно перевести названия некоторых их пластинок: «Прошедшие дни будущего», «В поисках утерянного аккорда», «Вопрос баланса» или «Детям детей наших детей» (это прямо совсем уже что-то слышится родное). Конечно, есть во всем этом такой выспренний пафос. Ну что, они такие, это «The Moody Blues».

Хорошо. Сейчас будем слушать материал с пластинки «Seventh Sojourn» 72-го года, и эта пластинка завершает первую величайшую фазу в истории «The Moody Blues» – «The Land Of Make-Believe».

(Звучит песня «The Land Of Make-Believe»)

АРУТЮНОВ: Давайте так. Сейчас последняя коротенькая историческая справка.

НОВГОРОДСКИЙ: К концу 60-х «The Moody Blues» обосновались на передовой английского экспериментального рока. А такие пластинки, как альбом «In Search Of The Lost Chord», щедро украшенные звуками меллотрона, обеспечили бирмингемцам статус симфорок-гуру. Группе удавалось сохранить темп и в начале 70-х, тем более что тогда арт-рок переживал свой расцвет. Впрочем, в 74-м музыканты решили взять тайм-аут. Воссоединившись в конце 70-х, «The Moody Blues», существуя как бы независимо от музыкальной моды, сумели сохранить свою аудиторию, и даже в 80-е поддерживали относительно высокую активность. Несмотря на то, что в наши дни дискография «The Moody Blues» пополняется главным образом за счет переизданий, группа существует и сегодня, и историю рока трудно представить себе без этих неунывающих бирмингемцев.

АРУТЮНОВ: Да, все так, и да, действительно, новые записи сегодня редкость. Тем не менее, достаточно регулярно с момента реюниона 78-го года выходят новые альбомы, и даже альбом 81-го года «Long Distance Voyager» три недели был на первом месте в американских хит-парадах, а тогда, в 81-м году, вы понимаете, уже очень много желающих было занимать это первое место.

Но теперь время итогов. Вот что я вам скажу. Если мы возьмем на себя смелость оценить место «The Moody Blues» в истории рока, то мы должны, наверное, сказать вот что. У успеха любой группы, тем более выдающейся, есть очень много составляющих. Но, скажем так, если задаться целью вычленить основные аспекты успеха какой-либо группы, музыканта, я бы выделил пять: 1) качество песен; 2) идея (выражаясь жаргонно, «фишка» той или иной группы, музыканта); 3) драйв (элементарное рок-н-ролльное ощущение); 4) вокал; 5) инструментал (умение хорошо петь и хорошо играть). Какая же картина применительно к «The Moody Blues», если оперировать этими пятью составляющими? Что касается драйва и рок-н-ролльного ощущения, то с этим у «The Moody Blues», прямо скажем, почти никак. Но вообще, надо сказать, что так, чтобы все пять этих составляющих были на высшем уровне – это крайне редкий случай, так что простим «The Moody Blues» отсутствие такого компонента, как рок-н-ролльный драйв. Гораздо лучше у них с тем, что касается вокала. Напоминаю, что все они пели достаточно пристойно, а Джастин Хейворд вообще, я считаю, очень серьезный певец, у него, как вы успели заметить, поскольку большинство песен сегодня пел он, такой глубокий, красивый скорее баритон, очень своеобразный голос и очень атмосферный. Инструментальная составляющая. С одной стороны, никто из «The Moody Blues» никогда не ходил в инструментальных героях рока, с другой стороны, безусловно, это очень серьезные музыканты, и, самое главное, наделенные хорошим музыкальным вкусом. Идем дальше. Качество песен. Здесь «The Moody Blues» просто чемпионы, я считаю. Крайне мало мы можем вспомнить команд, которые могли бы похвастаться таким высоким средним уровнем песен. На этих самых классических, легендарных семи альбомах «The Moody Blues» конца 60-х – начала 70-х нужно очень потрудиться, чтобы найти откровенно слабую песню. И в этом разделе творчества «The Moody Blues» вполне стоят в одном ряду с такими признанными гигантами композиции, как «The Beatles» и «Queen». И, наконец, главное – помните еще один, пятый аспект? В данном случае он главный. Музыкальная идея. Идея «The Moody Blues» потрясающе оригинальна. Это ни на что не похоже, на них никто не может быть похож. «The Moody Blues» – это единственная в своем роде группа, которая сумела создать уникальное настроение своей музыкой. Это настроение такой легкой щемящей грусти, которое подкреплено (я уже об этом говорил) всеми музыкальными средствами – это, я считаю, их историческое достижение, и это позволяет говорить о группе «The Moody Blues» как об одной из лучших групп в истории рок-музыки.

Давайте, пока не забыл, посоветую вам кое-что послушать – тем из вас, кто до сегодняшней программы не очень хорошо знал «The Moody Blues», я думаю, обязательно нужно иметь в своей коллекции пластинку «Every Good Boy Deserves Favour» 71-го года. На мой взгляд, это лучший диск «The Moody Blues». Хотя, сразу оговорюсь, эта знаменитая серия из семи пластинок очень однородна в своем высоком уровне, и выбор за вами, я могу только советовать. Если вам «The Moody Blues» понравились, то возьмите еще две пластинки – «To Our Children's Children's Children» 69-го года и «Seventh Sojourn» 72-го года.

И, наконец, последняя песня на сегодня, которая призвана подкрепить все то, о чем мы сегодня так бодро с вами беседовали – «The Story In Your Eyes», «The Moody Blues». До свидания. Я – Николай Арутюнов, «Историческая справедливость».

(Звучит песня «The Story In Your Eyes»)

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин