weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
«Скрытый гений» саксофониста Бобби Киса: Кит Ричардс вспоминает своего друга

rollingstone.ru

Во вторник со смертью Бобби Киса рок-н-ролл потерял одного из величайших своих аккомпаниаторов: он записывался с Rolling Stones и ездил с ними в туры на протяжении более 40 лет. Его мощные саксофонные пассажи можно услышать в таких классических вещах группы как «Brown Sugar», «Can't You Hear Me Knocking», «Sweet Virginia». Кис был человеком широкой души - на сцене и вне ее. Rolling Stone поговорили с гитаристом Китом Ричардсом, который назвал Киса своим «самым лучшим приятелем на свете».

Бобби Кис

Бобби Кис был просто рожден для веселья. Когда мы записывали «Exile on Main Street in France», то торчали в студии уже несколько месяцев; а у меня был старый добрый моторный катер. Во второй половине дня, прежде чем мы спускались в подвал на запись, мы рассекали на нем по округе, творя бесчинства от Монте-Карло до Канн. Бобби также прикупил огромный мотоцикл, на котором он оглашал ревом двигателя холмы и подбирал сразу нескольких симпатичных подружек. Он всегда возвращался каждый раз с новой девчонкой на заднем сиденье. Короче, он был правильным парнем.

Бобби был эталоном рок-н-ролльного саксофониста. Как-то он рассказывал мне про то, как слушал Бадди Холли, репетировавшего у себя в гараже вниз по дороге недалеко от его дома. И это было одной из причин, почему его потянуло в музыканты. Он застал еще ранний рок-н-ролл, так что он с самого начала оказался в правильном месте. К тому времени, когда ему исполнилось 15, он уже ездил в туры. Он сам по себе был частью истории, и имел о ней глубокие знания.

Когда мы приняли Бобби в состав, в то время мы слушали великие соул-группы 60-х. Мы хотели сделать звук команды более шикарным, ведь мы находились под сильным влиянием всех этих прекрасных R&B-записей, а там у них звучали The Memphis Horns (знаменитая духовая секция со Stax Records, - прим. RS) - группы Отиса Реддинга и Уилсона Пикетта - так что нам казалось вполне естественным, если мы добавим в звучание саксофон. Когда я впервые его встретил, он играл вместе с трубачом Джимом Прайсом, и они жгли как мобильный самостоятельный дуэт. Думаю, они в тот период выступали с Delaney & Bonnie.

Когда он сыграл «Live With Me» - его первая запись с нами - то мне это немедленно напомнило таких блестящих музыкантов как Плас Джонсон или Ли Аллен, кто играл с Литл Ричардом и Фэтсом Домино. У него как раз был тот самый «южный привкус» в манере игры. Я думаю, что это не слишком уж поразительно, так как он прибыл из Техаса (смеется). Он никогда никому не позволял забыть, что он из Техаса родом.

Будучи в гитарной группе, Бобби имел невероятную способность идеально подстроиться под общую канву. Он всегда точно знал свои партии, когда и с чем вступить. Я помню, как он играл «Happy». Однажды днем у меня появилась одна идея, но остальные ребята еще не подтянулись в студию. Были только Бобби и Джимми Миллер - наш продюсер в то время, который также подыгрывал на барабанах. Мы управились с этим треком примерно за час. И Бобби показал себя просто великолепно, поскольку знал всю кухню инструментов, а начинали мы лишь с гитары, баритон-саксофона и партий ударных. Партия баритон-саксофона сразу как будто бы прокачала эту вещь. Бобби обычно и вливался вначале с баритоновыми звуками, и уже после он мог добавить тенор, иногда - альт.

Бобби Кис

Кит Ричардс и Бобби Кис за кулисами в Lone Star Cafe 14 июля 1987 года в Нью-Йорке © Эбет Роберт

В оригинале «Can't You Hear Me Knocking» должна была быть началом другой песни, но тогда, по некоторым причинам, мы все еще продолжали играть эту часть, и вот тогда Бобби показал себя во всей красе. Так что мы решили все это так и оставить.

Дальше, конечно же, без сомнений, была «Brown Sugar». В треке имелся промежуток, и мы не могли решить, стоит ли туда загонять гитарное соло. И тут Боб говорит: «Слушайте, а давайте-ка я там вдарю». После этого стало само собой очевидным, что это просто идеальное рок-н-ролльное соло. Мы все это сразу поняли, как только услышали его.

Мы с Бобби гастролировали вместе уже два года, когда вдруг внезапно осознали, что моменты нашего рождения разделяет всего несколько часов. Думаю, это произошло на паспортном контроле где-то в Европе, так что мы просто начали зачитывать наши паспорта друг другу. «18 декабря; 1943 год, да отвались ты!» Короче, мы так и не выяснили, кто из нас был старше.

Вместе мы участвовали во многих круизах. Это сумасшедший дом, знаете ли. Бобби в те дни был очень крупным специалистом по стимуляторам… и так далее. И у него всегда был невероятный охват в выборе напитков. Ему нравился коктейль «Ржавый гвоздь», который готовится из скотча и ликера «Драмбуи». Я оставался с ним настолько долго, насколько позволяли мне собственные силы.

Некоторые из наших историй как будто нарочно взяты из фильмов. Однажды мы зависали в Playboy Mansion, пока ванная комната совершенно не пропала из виду. Мы курили и забыли уже, куда стряхивали пепел. «Бобби, здесь не слишком ли дымно?» Вдруг мы увидели, как шторы начинают тлеть. (смеется) «О, Хью Хефнеру это должно понравиться!» - говорю. Мы были с ним просто не разлей вода.

Я помню, как торопил его во время тура 73 года: «Давай, Бобби, нам пора на самолет». А он говорит: «Черт побери, Кит, я остаюсь». Подцепил какую-то французскую шлюху и сидел с ней в ванной, полной шампанского. «Что ж, Боб, возможно, принять тебя обратно будет трудновато». И мне потребовалось целых 10 лет, чтобы вернуть этого парня в команду.

Годы спустя The Stones репетировали перед очередным туром. Это был восемьдесят-какой-то год; и вот я купил Бобби билет, и говорю ему: «Короче, тащи свою задницу сюда. Когда мы на репетиции заиграем «Brown Sugar», просто подкрадись и вынырни в нужный момент со своим соло, чувак». И когда мы репетировали «Brown Sugar», Бобби внезапно врубил свое соло, и я взглянул на Мика, как будто говоря ему: «Видишь, что я имел в виду, а?» И Мик посмотрел на меня и сказал: «Мда, а ведь с этим не поспоришь». Когда он однажды уже сыграл эти несколько нот, в самом деле, вопросов больше не было. Так что Мик в конце концов смягчился и сказал: «Окей, давай возьмем Боба обратно в банду».

Его любовь к музыке, думаю, была одной из определяющих черт его характера. Если мы сильно заинтересованы в чем-то - например, в каком-то музыкальном отрывке, - то делаем все возможное, пока не добьем его до конца. Я думаю, Боб мог зажечь миллионы людей, даже если многие из них не знали, кто он. Он - один из тех «незаметных гениев», которые ходят в десяти шагах от звездного статуса, и все такое.

Бобби одинаково принимал всех, кто бы ни подходил к нему. Он никогда не уставал от людей. У него была широкая душа. Он как-то сказал мне: «У меня сердце большое, как Техас», и я ему на это ответил: «Бобби, я думаю, оно даже больше». Где бы он ни появлялся - повсюду звучал его смех, он просто всех заражал весельем и позитивом. Я очень редко видел его в печали, и в таких случаях обычно это касалось какой-нибудь молодой леди, которая его отвергла или что-то вроде того. Но он горевал об этом недолго, знаете ли. И он, вероятно, не хотел бы, чтобы мы делали скорбные и торжественные физиономии сейчас... В основном, когда все уже сказано и сделано, я сейчас смотрю на это все как на чествование его жизни, а не на мемориал по его смерти. Ему бы понравились шумные поминки.

Знаю, об этом печально говорить, но не так чтобы уж все случилось совсем неожиданно. Я разговаривал с ним в последние пару недель, и он все еще хохотал, хотя здоровье его становилось все слабее. Я просто хотел немного подбодрить его.

Как сказал Боб, «Настало время для последнего сборища».

Бобби Кис

Беседу записал Патрик Дойл (декабрь 2014)

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин