weg
second_menu Главная Форум Вход О проекте second_menu
Из истории
Музыканты
Статьи
Файлы
Уроки
Магазин
Гостевая
Реклама
worldelectricguitar в вконтакте
Команданте выбирает монархию

russ.ru

От редакции. Новый альбом Александра Ф. Скляра называется «Вася-Совесть». Вася-Совесть – персонаж старого рассказа Пелевина. Пелевин не вспоминает о нем давно, а вот Скляру этот криминальный Робин Гуд и народный мститель не дает покоя уже больше десяти лет. А недавно к нему добавился еще один романтический герой - команданте Че. Корреспондент «РЖ» Андрей Щербак-Жуков встретился с музыкантом и расспросил о том, чем так привлекают его «внесистемные бунтари».

Александр Ф. СклярРусский журнал: У Пелевина Вася-Совесть - криминальный авторитет, персонаж 90-х, когда блатные понятия представлялись единственной формой справедливости. С тех пор, как он появился на альбоме «Ва-банка» «Нижняя тундра», прошло двенадцать лет. Чем он сейчас занимается, с кем воюет?

Александр Ф. Скляр: Убив первого человека из криминального мира, он и дальше остается верен себе. Абстрактных гадов не мочит, просто потому, что они не попадают в его поле зрения. Но если попадут, скорее всего, разберется с ними, как в песне «А зори здесь тихие…»: «Я за Кольку-Шныря первый срок получил, крутануть все назад – я бы снова убил. Колька грабил старух, это знал весь район – я не стал долго ждать, вынес свой приговор. И с тех пор полюбили меня лагеря, Васей-Совесть прозвали ребята меня». Криминальный мир - это всегда антисоциум, он идет против социума, и в нем много тех, кто, по мнению Васи-Совести, ведет неправедную жизнь. Ему пока хватает, он вычищает первым делом их. По сути своей он не изменился, для него все эти годы прошли незамеченными.

РЖ: Вы явно романтизируете своего героя. Считаете, что, если не выходит по закону, надо жить по понятиям?

А.Ф.С: Да. Если не выходит по закону, то нужен Вася-Совесть, конкретно. И, кто знает - может быть, такие как он уже есть. Оскар Уайльд говорил, что искусство гораздо в большей степени творит действительность, чем действительность – искусство. Если такой человек придуман, вполне вероятно, что он уже существует.

РЖ: Другой вопрос, хорошо ли это.

А.Ф.С: Не знаю. Об этом пусть моралисты думают.

РЖ: Значит, все продолжается. Как началось в девяностые, так до сих пор и идет. А почему команданте Че еще в одной песне с вашего альбома не может остановить свою войну по сей день?

Александр Ф. СклярА.Ф.С: Слишком далеко зашел и слишком много людей за собой повел. Он уже не может выйти из игры. У команданте, как я его вижу, нет альтернативы. «Мне не важна эта бессмысленная скучная война», - говорит он в песне. И это не мои слова – их написал сам команданте, я прочитал в его дневнике. Он уже тогда считал эту войну бессмысленной и скучной, но закончить ее не мог… Че Гевару и Васю-Совесть разделяет огромное время. По мировым масштабам и не такое уж большое, но по человеческим – огромное. И задачи у них разные. Вася-Совесть не задумывается о глобальном переустройстве мира, а Че Гевара именно об этом и задумывался. Вся его деятельность после того, как он отсоединился от Фиделя Кастро, была направлена на то, чтобы повторить успех Кубинской революции в других странах Латинской Америки и даже в Африке. А Вася-Совесть никаких целей перед собой не ставит. Другой вопрос, насколько он нужен сейчас. Но ведь не зря же он меня не отпускает столько лет! Не знаю, как другим, но мне он нужен точно. Для восполнения попранной справедливости, которой я так много вижу вокруг.

РЖ: Когда было больше несправедливости – в 90-е годы или сейчас?

А.Ф.С: Думаю, что сейчас. Но посеяно зерно этой несправедливости именно в 90-е. И вечная печать… Не хочется говорить слово «проклятья», но очень уж оно напрашивается… Я не могу кого-то проклинать… Поэтому скажу, что печать вечного и неисправимого моего осуждения лежит на тех двух лидерах, которые это допустили. Первый - Горбачев, второй - Ельцин… Они это тогда посеяли, но именно сейчас их семена взошли очень активными плодами. Mala herba cito crescit – плохая трава быстро растет. Количество несправедливости, как мне кажется, увеличилось по отношению к тем временам…

РЖ: Вы видите какие-то пути выхода?

А.Ф.С: Только политическая воля может пусть не исправить ситуацию, но хотя бы повернуть ее к лучшему – пусть даже не кардинально. Но я не вижу пока проявлений этой воли. Я вижу лозунги. Даже не протокол о намерениях, а только декларацию этих намерений. А реальных действий не вижу.

РЖ: От кого должна исходить эта воля – от лидеров или от народа?

А.Ф.С: Народ, как сказал Александр Сергеевич, безмолвствует… Другое дело, что это ведь русский народ, а он специфический. Это он в «Борисе Годунове» безмолвствует, а кто знает, как он поведет себя сегодня. Русский народ очень терпелив, но при этом очень взрывоопасен. Где граница, до которой он терпит, а после которой взрывается? Не дай Бог это узнать…

РЖ: Некоторые вспышки уже время от времени происходят. Возможно, среди приморских партизан был такой Вася-Совесть…

А.Ф.С: Можно предположить, что вирус «вася-совестизма» у кого-то из них был. Но это пока не взрыв, эти вспышки гнева еще локальны. Ощущение взрывоопасности очень меня тревожит. Я, как человек, который в силу возраста, одной ногой стоит в Совке, уже выработал иммунитет к несвободе. Люди моего поколения и старше выработали такой иммунитет. А у более молодого поколения его нет. Они как бы декларировано рождены в свободной стране. Как это скажется на их действиях? У них есть три пути: приспособиться, уехать из страны или пойти против системы. Что они выберут?

РЖ: Уезжать? А куда? На Запад? Вы думаете, у западной системы есть будущее?

Александр Ф. СклярА.Ф.С: На мой взгляд, вообще нет никаких перспектив! Я для себя этот вопрос решаю однозначно: мне там делать нечего. Да и потом - здесь интереснее в тысячу раз. Здесь еще что-то живет, а там я ничего живого уже давно не вижу. Летом ездил на несколько дней на Соловки, и эта поездка меня еще раз убедила, насколько я глубоко русский человек. Я привез оттуда две книги, которые просто обязан был прочитать. Одна книга Бориса Ширяева, вторая – Олега Васильевича Волкова, которая называется «Погружение во тьму». Ничего более правдивого, трагического и мощного мне не встречалось. Это сильнее, чем «Архипелаг ГУЛАГ», сильнее, чем Варлам Шаламов, сильнее всего, что написано о ГУЛАГе. Тут дело даже не только в ГУЛАГе, а в позиции автора – книга написана настоящим аристократом духа. Это книга несгибаемого человека. Он такой же несгибаемый, как Вася-Совесть, только, конечно, совершенно другой… Я до сих пор до конца не осознал последствий этой поездки для себя. Но главное, что я понял: только здесь мое место, здесь, здесь, только здесь, только в этой стране!..

РЖ: Но смотрите, что выходит. Капитализм бесперспективен. Социализм ужасен – по крайней мере, в том виде, в котором он был построен у нас. Анархическая идея…

А.Ф.С: …Бесплодна. Абсолютно бесплодна.

РЖ: Так какие могут быть перспективы?

А.Ф.С: Я бы позвал варягов.

РЖ: Откуда? Из космоса?

А.Ф.С: Из ныне действующих царских фамилий. Я бы постарался вернуться к монархической идее. Но это обязательно должна быть монархия по крови. Только она обеспечивает настоящее монархическое правление. Она может быть сколь угодно ограничена, она может быть любой формы. Но, как мне кажется, наша страна заточена именно под монархию.

РЖ: И где взять монархов по крови? В Англии, во Франции?..

А.Ф.С: Искать. И в Англии, и во Франции… И в Скандинавии… И в Японии, как это ни парадоксально звучит.

РЖ: Думаете, это реально?

А.Ф.С: Если вы меня спросите, верю ли я, что такое на самом деле произойдет, я отвечу: нет, не верю. Но ведь человек может быть идеалистом, не обязательно всем быть прагматиками. Я не прагматик.

РЖ: То есть, ваш идеал – монархия?

А.Ф.С: Да, я считаю, что идеальная форма правления для нашей страны – монархия. Коль скоро мы сами отрубили ее, выкорчевали из страны, мы должны ее вернуть и посадить снова. Посадить это дерево…

РЖ: Как вы думаете, почему Британская империя, потеряв колонии, сохранила преемственность монархов, а мы напротив – потеряли монархию, хоть и сохранили большинство территорий? Пришли такие васи-совести и стали из чувства справедливости вешать попов, расстреливать дворян, жечь поместья…

А.Ф.С: Вася, как я себе его представляю, глубоко совестливый человек, а у этих людей не было ни стыда, ни совести. Ни понятий, ни чести, ни долга, ни любви к стране… Все, что у них было – только с частицей «не». Не верю ни одному их слову. Они не любили свою страну. Поэтому и уничтожили все лучшее, что в ней было. Нет им за это прощения – ныне, присно и во веки веков! Я в этом вопросе абсолютно непримиримый человек…

РЖ: Непримиримость – нормальная вещь для рок-музыканта. И даже правильная. Рок ведь и появился на свет как музыка протеста. Считается, что задача рокера – не только играть музыку, но и протестовать. Вы согласны?

А.Ф.С: Творческий человек не может быть все время против. Должна происходить какая-то гармонизация, должен быть созидательный момент. Во взрослом, в мыслящем, в уже сложившемся человеке обязательно должно присутствовать что-то кроме отрицания. Позиция чистого отрицания бесплодна. Обязательно нужна какая-то созидательная программа, направленная на улучшение природы каждого конкретного человека, на пробуждение его совести. Я с глубоким сочувствием отношусь к тому, что делает Юра Шевчук, Миша Борзыкин, но мне самому хочется еще и вытащить какой-то позитив, найти его.

Беседовал Андрей Щербак-Жуков / 20.10.11 12:38
Фото: 2 - Мария Святская, 1,3 - Леонид Сигалов

guitar

V1
Поиск на сайте
Email
Вконтакте YouTube Twitter
RSS
Mail.ru V2
© 2016 World Electric Guitar
Web дизайн: А.Устюжанин